У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
from

Эксклюзивное интервью с российским кинорежиссёром – Андреем Джунковским

7 февраля

Must watch современного российского кинопроизводства – сериалы режиссёра Андрея Джунковского, которые получили признание далеко за границами нашей страны. Эти произведения представляют киноискусство нашему поколению потребителей видеоряда с экрана.

1.jpg

Фото: Александр Мелекесов

Сейчас ты создал уже более 11 полноценных художественных работ?

–Сложно сказать, я даже не считаю их в таком формате. Есть работы, которыми я горжусь, есть работы, на которых я учился, какие из них записывать в свое резюме, наверно, даже не мне решать.

Назови три, которые ты бы особенно выделил.

–Это будет, однозначно, «Сладкая жизнь», «Лучше, чем люди», сейчас работаем над сериалом «Сны Алисы», он еще не вышел, но с его «пилотом» мы уже поездили по четырем разным фестивалям, и он очень круто выстрелил.

То есть, попадая в программы фестиваля, критики могут понять по тизеру, зайдет сериал аудитории или нет?

–Да, обычно на фестивалях показывают первую или две первых серии, и проект может быть даже еще до конца и не снят. Таким же образом мы представляли в Каннах сериал «Лучше, чем люди», у нас была готова только первая серия и съемки сезона в это время продолжались. Так у сериала может начаться другая жизнь, его можно продать на различные платформы, как и получилось с проектом «Лучше, чем люди» и он оказался на Нетфликс.

2.jpg

Фото: Кирилл Сунцов

Последнее время титаны мирового проката начали активно заходить в Россию, как и в другие страны. Как ты к этому относишься, не будет ли это диктовать некий мейнстрим кинематографу, создавать моду на определенное кино и убивать национальные особенности искусства?

–В России тоже есть свой мейнстрим, который активно диктуется. Так что развитие и внедрение крупных прокатчиков однозначный плюс. Большее количество аудитории сможет посмотреть тот или иной проект. После выхода сериала «Лучше, чем люди» на Нетфликс мы получили нереальное количество отзывов со всего мира. Это круто, что русские сериалы теперь смотрят в разных уголках нашей планеты.

Российское кино всегда очень самобытно, оно работает на тонком смешении жанров. Не бывает в русском кинематографе чисто комедии без драмы, или драмы, без элементов комедии и так далее. Не влияют ли мировые тенденции кино на эти национальные особенности и не ведет ли это к исчезновению собственного культурного кода?

–Да черт его знает.. У кинематографа, как у любого вида искусства, идет своё развитие. В семидесятые, на мой взгляд, было гениальное кино, они затрагивали такие темы, которые сейчас редко затрагивают. И сейчас кино, в принципе, как жанр пропадает из кинотеатров, оно уходит в виртуальных мир на различные онлайн платформы. А в кинотеатрах мы видим не глубокие серьезные работы, которые заставляют тебя эмоционировать и философствовать, а блокбастеры, которые, конечно же, очень качественно и красиво сделаны, но они впечатляют аудиторию уже на других уровнях. В российском кинематографе был серьезный кризис в 90-е, а тот же Нетфликс, как и многие другие каналы, успел появиться и развиться до очень высокого уровня и сейчас мы, конечно же, берем пример и ориентируемся на качество их продукта. И тут вопрос не в том, придет ли мировой мейнстрим к нам, а в том, сможем ли мы показать в его плоскости свою аутентичность. Я думаю, что сможем! 

5.jpgМеняется не сам кинематограф, а его потребитель. Сейчас, к примеру, намного сложнее удерживать внимание зрителя достаточно продолжительное время, и такие работы, как «Властелин колец» или «Звёздные воины», которые длятся по 3 с лишним часа, сейчас уже сложны для восприятия аудитории. Приведет ли это к исчезновению полного метра и полного перехода на формат сериалов с отрывками небольшой продолжительности?

–В кино это уже произошло, особенно в период пандемии и локдаунов люди перестали ходить в кинотеатры, теперь там показывают только блокбастеры и это нанесло серьезный ущерб киноиндустрии. Всё переходит на онлайн платформы. Мы постоянно ведем переговоры о разных проектах, и всё крупные прокатчики в один голос говорят, что сейчас им интересны только сериалы. 

Тебе, как режиссеру, больше нравится снимать сериалы, или хочется снимать полный метр? 

–В качестве режиссёра я еще не снимал полнометражного кино, сериал конечно мне более понятен, но кино – это очень интересно, это как законченная история, в отличии от сериала, где всегда есть зацепка для продолжения.


Фото: Ксения Хаматова

Работа актера заключается в полном перевоплощении в роль и своего героя. Режиссёр же должен вжиться и прочувствовать каждого из персонажей?

–Режиссёр должен полюбить каждого героя, понять, почему он о нем рассказывает. Можно быть не согласным с его взглядами на жизнь, не поддерживать его действий, но обязательно понимать, почему персонаж поступает именно так.

Все твои работы в разных жанрах – мистика, комедия, научная фантастика. Какой жанр ближе тебе?

–Наверно мне ближе драма, причем с элементами фантастики. Как в сериале «Лучше, чем люди». Мы рассказываем о мире людей, их переживаниях, но в этом мире неотъемлемой частью всего происходящего являются роботы.

6.jpg

Ты начал повествование сериала «Лучше, чем люди» с цитаты Айзека Азимова и его трёх законов робототехники. У фантаста в эти правила заложено очень много смыслов, а что пытался этим сказать ты?

–В моём случае, это правила игры и зацепка для развития сюжета, так как это главный закон робототехники сразу же и нарушается. Робот наносит вред человеку. И это является отправной точкой повествования.

После завершения работы над текущими проектами, что планируешь выпускать дальше?

–Обычно новые проекты находят меня сами. Мне присылают сценарии, с моей командой мы отбираем варианты, на наш взгляд подходящие, и запускаем их в разработку. Мы пытаемся продать их на платформы, найти инвесторов. Ищем их как здесь, так и за рубежом. Сейчас у нас на перспективу есть проект «Параллели», про параллельные вселенные, есть история о девушке и всеобъемлющем искусственном интеллекте. Так сложилось, что это всё научно-фантастические работы.


Фото: Андрей Джунковский

Если говорить о научной фантастике прошлого столетия, то очень много из написанного воплотилось в нашей реальности. Как думаешь, твои творения окажут влияние на реальность будущего?

–Это круто, так и развивается мир. Мне нравится мнение, что разные важные мысли приходят одновременно многим людям, ученым, деятелям искусства, так и создается наша реальность. Если это уже есть в информационном поле, то это дано не просто так и этим нужно пользоваться. 

Как формируется твоя съемочная команда? Это каждый раз новые люди или есть те, кто переходит с тобой из проекта в проект?

–В определенный момент, кстати на сьемках в Крыму в 2012 г., я почувствовал творческий перелом и решил создавать чёткую команду, с которой мне будет комфортно работать. До этого, чаще всего, каждые сьемки собирались из разных людей, однозначно талантливых, но собрав команду единомышленников сейчас, с которой мы переходим из проекта в проект, работать стало намного приятнее и вдохновеннее.

4.jpg


Кроме режиссуры и съемок кино, ты занимаешься фотографией, но это скорее хобби и творчество для себя. Расскажи об этом направлении.

–Я давно увлекался фотографией, но свою профессиональную технику купил всего несколько лет назад. Работая в кино, получаешь большую насмотренность постановки кадра и мне очень нравится создавать картинки из своей головы. Я люблю создавать интересные образы, они всегда очень нестандартны и оригинальны. В моем объективе часто оказываются актёры, из которых льются эмоции, и они заполняют ими кадр. Фотография, это отдушина, куда я переключаюсь с основной деятельности, чтобы отдохнуть, но продолжать создавать.

 


Фото: Андрей Джунковский


Эксклюзивно для GEO MAG

Автор: Ольга Алексеева, инстаграм: https://www.instagram.com/olga.alexeeva.geo/

Инстаграм Андрея Джунковского: https://www.instagram.com/dzhunky/


Оценить
новость
dislike like
0 комментариев