У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
from
Интервью

Fresh Stand-Up о стендапе, аудитории Екатеринбурга и отношении к Поперечному

05.09.2019
Fresh Stand-Up – самое крупное стендап-сообщество столицы Урала. На протяжении двух лет ребята еженедельно проводят стендап-мероприятия в различных форматах. О том, что такое быть комиком и как с этим жить, рассказали организатор и резидент проекта Гор Гарьянц, а также резиденты Захар Мержоев и Степан Дорофеев.

                                  

Давайте начнём с мотивации. Когда-то что-то навело вас на мысль: «Я смешной, пойду, пошучу».

Г: Это не совсем так работает. Кто-то, конечно, думает: «Да, я смешной с друзьями, пойду, пошучу со сцены». В итоге они не очень хорошо выступают и сразу завязывают с этим. Остаются чаще те, кто приходит в стендап с какими-то внутренними проблемами. Даже если они сразу это не осознают. Люди вокруг часто говорят: "Ты смешной, тебе бы в стендап", а на деле должно быть что-то вроде: "О, тебя отец не любил? Тебе бы в стендап".

С: Я просто всегда занимался творчеством, любил выступать. Проблемы уже потом вскрылись, в процессе.

З: У меня, наверное, именно проблема самореализации была. Я начал в КВН играть в университете абсолютно случайно. Мы выступали и делали это ужасно. Мне было обидно. Кажется, я до сих пор делаю то же самое и занимаюсь стендапом, просто чтобы себе что-то доказать. Ну, и чтобы самореализоваться.

На мой взгляд, в стендап-комедии сложилась такая ситуация: комикам дорога либо на телек, либо на YouTube. Куда лучше?

Г: Не думаю, что куда-то идти лучше или хуже. Я не стремлюсь никуда попасть. Сейчас для комиков этот вопрос не стоит так остро. ТВ-фомат постепенно сливается с интернет-форматом . На данный момент в представлении зрителей стендап на ТВ - это только «Открытый микрофон» и «Стендап» на ТНТ. Но скоро будет много других проектов.

- Но ведь в телевизор идёшь на всё готовое…

Г: Теоретически – да. Но тебя покупают, ты отдаёшь полностью свой материал и больше не можешь его нигде использовать. Ты просто никто и принадлежишь каналу, по сути.

Но вы же уже завели YouTube-канал. Значит, ступили на эту дорогу всё-таки?

Г: Да, завели. Но у нас есть ребята, которые учуствуют и в ТВ-проектах. Но они не отрываются и от андегаунда. Можно набрать немножко славы, чтобы привнести её в проект.

З: Причём ещё где-то 2 года назад была какая-то разница между телеком и андеграундом. А сейчас просто все со всеми, нет никаких границ.

Чего вы добились за 2 года существования Fresh StandUp? Помимо того, что аудиторию не только на бесплатные мероприятия собираете, но и за деньги.

Г: Мы уже через месяц начали собирать людей не только на бесплатные мероприятия, это не достижение. Для меня самое главное то, что мы постоянно увеличиваем пул комиков. Что в Екатеринбурге есть своя движуха. Я периодически вижу в интернете или на сцене региональных комиков. Наши сильно отличаются. Во многих городах всё держится на том, что они привозят москвичей и там их продают. У нас есть свои интересные комики, которых можно продвигать. Мне очень нравится, что у нас они все разные. У них разная подача и разный материал, темы. В той же Москве, например, очень много комиков, но все они про одно и то же шутят.

А вас как творческую единицу развивает ваше комьюнити? Или вы просто попали в сообщество, а развиваетесь уже самостоятельно? 

З: Очень важно то, какие комики тебя окружают. Ты видишь, как они дорабатывают материал, что привносят. Когда наблюдаешь за тем, как люди вокруг тебя растут, а ты – нет, это очень бьёт по самолюбию, и ты начинаешь работать.

С: Мне нравится наше комьюнити тем, что его члены всегда помогают друг другу.

З: Кстати, Стёпа скоро будет вести микрофон для аудитории 12+.

Серьёзно?

З: Прикинь, микрофон для детей?

Г: Да, мы хотим сделать чистый микрофон. Там будут выступать те же комики, только без пошлости и мата. Стендап – это откровенный жанр, в этом фишка. Но у комика должен быть чистый материал, потому что в какой-то момент могут позвать выступить в хоспис, например.

В хоспис? Разве там выступают?

Г: В России пока это несильно распространено. А вот на Западе выступления комиков заказывают благотворительные фонды для больных. Там нельзя намекать на смерть или что-то подобное.

Почему вы не используете подобные проекты для собственного продвижения?

Г: Потому что нет пока подходящего материала. Нам надо приходить к этому. Будем тренироваться на детях. Пока что нас заказывают только на корпоративы.

И каково быть комиком на корпоративе?

Г: Отвратительно.

А есть разница: публика бара или публика корпоратива?

Г: Огромная. На корпаротив идёшь страдать. Задача стоит просто время закрыть. Вообще, ты занимаешься стендапом, потому что это твоё искусство. Это самовыражение. На корпоративах выходишь в основном развлекать людей, которым это не нужно. Они едят, пьют, разговаривают, ты не можешь воззвать к тому, чтобы они послушали тебя.

С: Зачем ты тогда это делаешь?

Г: Бабки, зачем же ещё.

Кстати, о материале. Вы провоцируете смешные ситуации, придумываете или всё происходит само собой?

З: Это стереотипное мышление. Мол, что-то происходит, надо об этом пошутить.

С: Я недавно на автомойку устроился. Всю неделю думаю, как бы об этом пошутить.

Г: Бывает комедия наблюдений, самая базовая, из разряда: «А вы замечали что…» - в самом примитивном её виде. Это попытки из всего выжить шутку. Но не все ведь так делают. Мне больше нравится высказывать свои мысли и шутить в процессе. То есть я выхожу без материала и пытаюсь размышлять с шутками.

З: Наблюдение тоже разное бывает. Можно наблюдать не только за окружающей средой, но и за своими эмоциями. Это куда интереснее.

Г: Но это не значит, что ты сидишь целыми днями и думаешь, над чем пошутить. Почему-то многие считают, что стендап – это история. Стендап больше о рефлексии, чем об истории. Больше думаешь о том, что с тобой происходит, а не рассказываешь об этом.

Но ведь он именно так и выглядит зачастую.

Г: Чей? Поперечного? Вот у него реально одни истории.

Почему стендап комьюнити ненавидит Поперечного?

Г: Не то чтобы ненавидит, он просто не нравится. А в ненависть это перерождается из-за того, что он успешный. Особенно у комиков, которые бесконечно ходят на открытые микрофоны. Они оттачивают свои шутки до идеального состояния. А потом смотрят – человек с таким отстоем выступает.… И это стольким людям нравится! Думаешь: «Что происходит? Почему мне нужно было 2 года, чтобы прийти к идеальной формулировке», а тут...

С: Я был на его выступлении. Мне было 16 лет всего, и я ничего не знал о стендапе. Тогда концерт казался смешным. Но после того, как начал заниматься юмором, я пересмотрел это выступление – мне стало не смешно.

З: Те, кто любит Поперечного, скорее всего других комиков не знают. Но он всё равно уже не на повестке.

Г: Даже комики поопытнее говорят, что они всё больше набирают аудиторию на YouTube. И тем активнее аудитория Поперечного меняет предпочтения и перестаёт его смотреть. Со временем вкус выработается у большого количества людей. Это объясняет рост популярности того же «Stand Up Club #1».

З: Важно, что мы не утверждаем, что кто-то плохой или хороший. Человек, о котором мы говорим, занимался стендапом, когда его ещё не было в России. Но индустрия изменилась. Теперь ему надо поспевать за теми, кто раньше плёлся за ним. У них был путь с вытачиванием скилов, а у него – с вытачиванием продакшена.

Г: Давай я тебе лучше вопрос задам. Что ты понимаешь под стендапом?

Я вижу людей, которые настолько сильно переживают что-либо, что им нужно выплеснуть эмоции. Просто покричать им не подходит, это не раскроет их чувства в полной мере. Можно освоить разные виды творчества, в том числе и стать комиком. Стендап – это самая искренняя форма юмора.

Г: Мне приятно это слышать. Я ведь не просто так спрашиваю. Мне, как организатору, не нравится восприятие стендапа у большинства. Потому что люди зачастую не понимают что это такое. Меня особенно расстраивает, когда я слышу: «Смотрел стендап, не понравилось». Это странно, потому что стендап – это жанр, в котором каждый комик - ещё один отдельный жанр. Все разные, они не скованы рамками. Но в понимании этого появилась и положительная тенденция. Из 2,5 тыс. наших подписчиков 1,5 тыс. к нам ходят и уже более или менее начинают разбираться.

Вы когда-нибудь попадали в неприятные ситуации из-за своих шуток? Может, получали по лицу?

Г: У нас были ситуации, когда комики сами били кого-то. Однажды одному из наших выкрикнули из зала, что он – плохой отец, потому что нельзя шутить о своём ребёнке. Он ответил: «Я сейчас дошучу, и мы с тобой выйдем». Кончилось дракой.

С: Никогда не сталкивался с агрессией зала. На какие-то выкрики я молчал всегда.

Г: Был очень прикольный случай в Ижевске недавно. Мы там выступали с местными комиками. Перед выходом на сцену они нам говорят: «Там, по ходу, в зале два ФСБэшника». Они их определили по чемоданчикам. Там на один из открытых микрофонов приходил чувак с таким же чемоданом. Он не шёл на контакт с комиками и ни на кого не реагировал. Потом выяснили через знакомых, что это была прослушка. И наша ситуация была похожа. На входе этих двоих стали спрашивать, откуда они узнали про мероприятие. Они ответили, что прочитали на «Ижевск-ИНФО», а объявления туда никто не давал. Они сели в конце зала с одним из местных комиков, тот в процессе выступления писал в какой-то чат, что такой-то шутил про Путина.

Дадите советы начинающим?

Г: Многие переживают о том, как они выступят в первый раз. Да плохо это будет. Не это главное. Нельзя в первый раз подготовиться так, чтобы разорвать зал. Нужно просто выйти.

З: Я полгода готовился перед первым выступлением. У меня есть знакомые, к которым я могу прийти проверить шутки. Самым обидным был момент, когда они говорили: «Ну, неплохо-неплохо», но не смеялись. Я так им раз 10 приносил разные шутки и, пока они не начали хохотать, не вышел на сцену.

Г: Я бы ещё посоветовал понять, что стендап – это не про шутки. Это про то, насколько ты будешь на сцене собой.

З: А ещё новички иногда думают, что придя в стендап, можно начать зарабатывать через полгода-год. Вообще никогда не будет заработков, скорее всего.

При бешеной популярности стендапа в России сейчас, комики не зарабатывают?

Г: Она ещё не бешеная. Она станет такой тогда, когда в каждом в городе миллионнике будут свои стендап-клубы. Сейчас мы делаем всё, чтобы стендап был востребован, в том числе и в Екатеринбурге. Но у этого города есть своя особенность. Она заключается в аудитории. В регионах есть стереотип о том, что если у комика есть эфир на ТНТ, то на его выступление много народу придёт. В Екатеринбурге вообще не так. Публика здесь не падкая на регалии.

З: У стендапа не было ещё пика популярности. Не было ничего в этой сфере, о чём бы говорили массово. Все ждут, когда кто-то «взорвёт»


                                  

Поддержать автора
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев