У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
Geometria

Илья Соловьёв. Мировая trance-фигура из Екатеринбурга

07.11.2010
Когда я впервые встретил этого человека
он был одним из сотен ди-джеев местного масштаба, которые просто вращались в клубной тусовке и, вероятно, не особо задумывались, куда их поведет эта дорога.

Как оказалась, повести она могла в самые
разные направления: большинство ди-джеев того времени сгинуло в пучине истории, часть из них мелькает перед глазами и по сей день, а знакомое имя «Илья Соловьев» я однажды обнаружил в плейлисте знаменитой компиляции «A State Of Trance» от Armin Van Buuren.

Примечательно не только то, что этот человек
стал первым российским музыкантом, чье имя оказалось в плейлисте сборника такого масштаба, но и то, что он из Екатеринбурга и его творческая карьера фактически зарождалась на наших глазах.

И вот сейчас, уже сформировавшийся профессиональный
музыкант Илья Соловьев, рассказал для geometria.ru о своем пути музыканта, его этапах, стремлениях и трудностях.

[ http://files2.geometria.ru/pics/original/12151280.jpg ]

Расскажи, как ты вообще впервые столкнулся
с музыкой, что она значила для тебя тогда?

Если говорить именно про электронную музыку,
то мое ознакомление с ней произошло в средней школе, классе так в 8. Я познакомился с одним человеком, который показал мне запись, он был одним из тех, кто с самого начала начинал ходить в андеграундный клуб «Люк». Как-то я всем этим делом проникся, стал больше увлекаться и сам искать разную информацию (а в то время не было Интернета и искать было гораздо сложнее). В дальнейшем я уже понял, что музыка - часть моей жизни. Я каждый день ее слушал, искал какие-то записи.

Ты помнишь, что это были за записи?

Что слушал первым, точно не помню, но если
говорить про какие-то клубные вещи, в общем, то, естественно, это были классики того времени: Prodigy, Paul van Dyk.

То есть уже тогда ты и трансом интересовался?

Не совсем. Это были какие-то отдельные записи,
которые я слушал без разделения на стили. Я тогда еще ничего не знал – что и как называется. Скорее, я просто следил за творчеством отдельных артистов, которые мне нравились.

Расскажи, что тебя связало с клубами? Интерес
к культуре появился вместе с музыкой или пришел после?

Это было не сразу. Я заинтересовался, как
делается эта музыка. Мне очень сильно захотелось самому попробовать что-то сделать - я стал искать варианты и наткнулся на такую программу как Fast Tracker 2. Это очень старая программа для создания трекерной музыки, которая берет свои корни, пожалуй, от самых первых компьютеров Atari. Я стал искать эту программу, нашел, попробовал - мне не понравилось: я ничего не понял, ничего не смог сделать. Поэтому на долгое время затею создания музыки оставил. Потом как-то случайно нашел программу Rison. И вот с нее уже начался медленный путь продюсера.

В то время мне очень сильно нравилась музыка
атмосферик драм-н-бейс. Я сделал несколько записей в этой программе и показал их своему знакомому,  который был связан с клубом «Автобан». И получился примерно такой диалог:

- Ты будешь играть в этом клубе первый раз,
свою музыку.

- Но я же ничего не умею!

- Мы там все сделаем, ты там просто встанешь
и все.

Вот, примерно так это было.

С этого и началась твоя музыкальная и ди-джейская
карьера?

Да, это был 2000 год. Или конец 90-х. Дебют, грубо
говоря, был в «Автобане».

За время карьеры тебя «покидало» из стиля
в стили. Чем это было обусловлено?

На самом деле метался я всего один раз.
Это был переход от драм-н-бейса к трансу. Многие подумают: «Уау! Какое радикальное изменение стилей!». Но начнем с того, что это был не просто драм-н-бейс, а именно атмосферик - то есть это красивые мелодии, интересные гармонии, более мягкий саунд. Так что, в принципе, с трансом очень много пересечений. А смена стиля была обусловлена тем, что однажды этот стиль стал «загибаться». На тот момент я понял, что хочу посвятить свою жизнь музыке полностью, и стал искать альтернативу, где бы я еще мог выразить свои идеи, музыкальные пристрастия. Этой альтернативой стал прогрессив транс, прогрессив хаус звучание.

Ты говоришь, что стиль  начал «загибаться».
Как ты это понял, в чем это вообще выражалось? Для тебя это, или в целом в городе, или вообще в стране?

Я бы сказал даже - в мире. Был такой лейбл
«Good looking», которым заведовал LTJ Bukem. Это была культовая личность - у него был один очень крупный лейбл, у которого было много саб-лейблов, где выпускалось множество музыкантов. И просто в один прекрасный момент этот лейбл стал выпускать все меньше и меньше музыки. Артисты стали уходить, расходится на отдельные мелкие независимые лейблы, которые просто не смогли выжить и исчезли. В принципе, стиля как такого уже нет, а если есть, то где-то очень глубоко в андграунде.

Насколько ты осознанно пришел к трансу?
Сразу ли понял, что «это мое, я хочу, мне это нравится»?

Нет, пришел не осознанно. Когда я закончил
с драм-н-бейсом, очень долго был в подвешенном состоянии - ничего не писал и ничем не занимался. Потом пытался писать в каких то других стилях - хаус и техно. Но без особого энтузиазма и что-то мне подсказывало: это не та музыка, которой я хочу заниматься.

Однажды я познакомился с человеком, которого
зовут Сэм Холод. На то время он уже был ди-джеем и играл транс. Я услышал его выступление в клубе и понял, что вот это именно то, что я хочу делать. Тогда меня сильно зацепило и держит по сей день.

На данный момент ты уже состоявшийся музыкант.
Ощущаешь ли ты изменения в себе, в своем творчестве? Чувствуешь «статус»?

Самоощущение особо не изменилось: я до
сих пор люблю музыку, писать музыку, выступать с ней, дарить людям эмоции на танцполах. Единственно - масштабы стали гораздо больше: если раньше это был Екатеринбург, то сейчас это вся Россия и даже Мир. У меня были выступления в Индонезии, Финляндии, Польше, Чехии, Германии, зимой планируется тур по Америке. Я думаю, что это просто результат усиленной работы. В один момент я понял: я больше ничем посторонним не занимаюсь, работаю над музыкой, над лейблом, над своим творческим потенциалом.

С выступлениями ты ездишь как ди-джей или
это программа как у музыканта?

Я выступаю в качестве ди-джея, но играю
как чужую музыку, так и свою. Получается своеобразный тандем.

Как публика тебя встречает в других городах,
странах?

Если говорить о России, то в целом хорошо,
но эмоции, которые люди проявляют, довольно непостоянные - в разных городах они очень разные. А вот за границей, сколько я раз ни был, всегда был полный танцпол: люди ждали, люди пришли, люди остались довольны, судя по количеству поднятых рук, счастливых лиц, улыбок.

Чувствуешь различия публики российской
и зарубежной?

Возраст в России заметно ниже - значительно
меньше, чем за границей. Помню, играл в Польше, видел на танцполе людей возраста где-то 50 лет, может быть старше. То есть это уже очень взрослые люди, которые любят такую музыку и приходят отрываться под нее.

Если по эмоциям, то в России люди более
эмоциональны на танцполе. Было у меня одно выступление, где пришло не очень много народу, в силу того, что промоутеры дали плохую рекламу, и что-то поменялось с площадкой. В итоге люди не смогли собраться, было человек 100, наверное. Но эти 100 человек  так отрывались как будто это их последняя вечеринка в жизни, и это очень сильно радует. А бывает полный танцпол, но люди не особо реагируют: танцуют, но как то без обмена с ди-джеем. Я думаю, что это хуже.

Есть люди, которые строят бизнес-планы,
подходят к музыке с точки зрения маркетинга. А как делал ты?

На первом этапе я просто спонтанно писал
музыку, пока ее не заметили на западных лейблах. Тогда я понял: чтобы двигаться дальше, нужно осознанно подходить к делу. И я поставил цели. Вскоре у меня появился свой менеджмент в Москве. То есть сейчас я занимаюсь только музыкой: пишу в студии, работаю, езжу по гастролям, а все «закадровые» действия осуществляют люди в Москве.

То есть ты уже, как бы, освободился от организационной
работы?

Да, я очень рад, потому что раньше это очень
сильно отвлекало. Я мог сделать меньше, потому что приходилось общаться с промоутерами, покупать билеты, делать кучу всяких дел, которые меня сильно отвлекали. Но цели я ставил и достигал их - не всегда это удавалось сразу, но я не опускал руки. Было очень много сложных моментов в карьере и их, на самом деле, еще очень-очень много впереди: при таком количестве музыкантов и ди-джеев нужно постоянно развиваться, чтобы быть на плаву, нужно работать очень много и осознанно.

В какой момент ты понял: «О! Это успех! Я
чего-то достиг»?

Сложный вопрос. Я не считаю, что добился
того, что бы мог назвать «хороший успех». Все равно я слишком много от чего зависим и слишком много еще работы. На самом деле я не особо даже думаю об этом, просто стараюсь делать то, что мне нравится и зарабатывать на этом деньги, что бы не заниматься ничем другим.

Расскажи про свой лейбл.

Лейбл появился 3 года. Целью было выпускать
именно свою музыку, тогда когда это хочется мне и делать промо так, как я считаю нужным. Часто бывает, что ты подписываешь какой-то трек на крупный лейбл, проходит год, и они его только выпускают. Слишком много проходит времени, часто обманывают артистов, а здесь я полностью контролирую весь процесс. Это была первая цель: выпускать качественный материал, планировать релизы в то время, в которое тебе это нужно. Постепенно нам стали присылать демо-материалы и мы подтянули еще артистов: как российских, так и заграничных. Так, постепенно, лейбл перерос в уже что-то более глобальное.

Есть ли дальнейшие планы, ближайшие цели,
которых ты хочешь достичь?

Естественно, есть. Если говорить обо мне
как о музыканте, то я планирую все-таки уже сесть за дебютный альбом. Каждый раз начинаю за него садиться, и каждый раз понимаю, что еще рано и я не готов.

На самом деле, чтобы артист выпустил альбом,
который реально имел бы успех, он должен сначала сделать себе имя: никому не нужен альбом неизвестного музыканта.  Сейчас уже мне очень многие пишут на твиттере, фейсбуке: «Илья, мы ждем твой альбом!». Есть уже какой-то резонанс, и я думаю, что к тому времени, когда я запишу альбом, в нем уже должна быть потребность.

Еще я очень жду тур по Америке – это событие,
пожалуй, будет одним из самых глобальных за всю мою карьеру. Поэтому я очень усиленно готовлюсь.

По лейблу – ситуация достаточно тяжелая,
в плане того, что сейчас очень сложно подписать каких-то хороших артистов, потому что у них у всех уже есть эксклюзив с крупными лейблами. Для этого нужны большие финансовые вложения. Поэтому наша главная цель сейчас – удержать свои позиции, выпускать качественную музыку, которая будет поддерживаться топовыми диджеями по всему миру.

Помимо написания музыки, диджеинга и лейбла
ты чем-то еще занимаешься?

Раньше у нас бы продюсерский центр, где
мы обучали людей писать музыку, но из-за нехватки времени, которая возникла из-за возросшего количества моих гастролей, я просто уже был не в состоянии этим заниматься - не хватало времени. Тогда было принято решение учебную часть упразднить, оставить только различные услуги: аранжировки, ремиксы, сведение, мастеринг – то есть все, чем мы можем помочь музыканту удаленно. Сейчас все свое свободное время я трачу на продакшн и выступления. Свободного времени остается очень мало, даже на личную жизнь.

Получается те, кто успел пройти обучение,
получил эти знания практически эксклюзивно?

Да, и я надеюсь, что они остались довольны.

Раз уж разговор зашел о времени, расскажи,
как проходит твоя неделя. Сколько времени ты тратишь и на что?

В понедельник я прослушиваю промо материалы
для своего радио-шоу, которое выходит в среду. После отбора материала - записываю само шоу, голос и выкладываю. Затем идет работа в студии, которая продолжается каждый день до четверга. В общем, с понедельника по четверг я работаю  в студии и делаю миксы, продакшн, коммерческий продакшн (я сейчас  занимаюсь арт-продюссированием  одного проекта, о котором пока не могу рассказать). В пятницу, или даже в четверг вечером, я улетаю на гастроли, и прилетают в воскресенье абсолютно без сил. Оставшееся время просто отхожу от выходных.

Не считаешь этот темп каким-то бешеным?

Считаю, но мне нравится. Хотя и бывает тяжело.
Я б хотел немного сбавить темп и уделять немного больше времени каким-то другим вещам – девушкам, семье. Но пока мне нужно очень много работать, чтобы достичь своих целей. По другому просто никак!

Есть много людей, которые пишут хорошую
музыку и не знают, что с ней делать. Расскажи, какой-то секрет – пожелание: что нужно делать, чтоб их замечательную музыку могло услышать много людей.

Напутствие тем, кто реально пишет хорошую
музыку: Первое - это выработать свой стиль и продолжать стучаться в двери – однажды откроют. Культивировать свой стиль очень важно -  ведь никому не нужен второй Tiesto, Paul van Dyk или Armin Van Buuren. Людям нужен ТЫ,  как независимый, индивидуальный, особенный артист. Тогда и будет результат.

Ну а людям, которые просто пишут музыку,
я бы посоветовал научиться слышать то, что они делают. Ежедневно приходит огромное количество промо материалов, и люди пишут письма: «У меня есть для вас супер трек, это просто хит!». Слушаешь это и понимаешь – человек или шутит или просто не понимает то, что делает. Пожалуй, умение слышать то, что ты делаешь – это самое важное умение в написании музыки. Не важно, какое у вас есть оборудование, сколько вы заплатили за судию - главное это умение слышать. Многие известные музыканты не знают, как устроен компрессор, синтезатор – они просто пишут и слушают то, что они делают. Музыкант знает, что сделает со звуком та или иная  ручка. Он не знает для чего она на самом деле – он просто слышит, и выпускает качественные работы.

Я считаю это умение - самое важное, если
ставить цель добиться успеха в продакшне.

За всю время карьеры было ли желание бросить
все? Опускались ли руки?

Тяжелые моменты, конечно же, были, но я был
настолько слеп в своей идее, в своем желании, что ни разу не усомнился в том, что я делаю все правильно. Я видел себя в будущем, и эта картинка настолько меня грела и вдохновляла, что я не опускал руки и делал.

Многие люди сдаются немного не дождавшись
момента, когда к ним приходит успех. Они все бросают в тот самый момент, когда вот еще чуть-чуть и все будет. Важно иметь терпение и настойчивость.

С какими трудностями музыкант или ди-джей
может столкнуться в шоу бизнесе? Какие есть подводные камни и сложности, которые не видят слушатели и посетители клубов?

Сложностей много. Самые трудные, пожалуй,
– заявить о себе так, чтобы люди стали приглашать тебя на выступления. Сложно вылезти из общей массы всех музыкантов и ди-джеев. Конкуренция очень большая и начинать, конечно, особенно трудно.

А какие-то бизнес реалии давят? Когда давят
творчество из маркетинговых соображений?

Да, конечно. «Формат – не формат». Особенно
остро это обстоит на радио. Сложно для музыкантов, которые пишут некоммерческую музыку – тяжело пробиться с ней на радио. На радио всегда есть программный директор, который хочет, чтоб его радио станцию слушали больше людей, чтоб  рекламное время стоило дороже, поэтому они начинают подстраиваться под форматы – дневной эфир, поп музыка и все такое. Там не место электронной музыке. А радио – это главный пиар-инструмент для серьезных гастролей. Если у вас появится трек на радио в горячей ротации дневного эфира, я думаю, что сразу появятся гастроли по всей России.

Тебе удалось совместить творчество и коммерческую
составляющую?

Да. Хоть я никогда не был в ротации фм радио
в России. Мне повезло – комьюнити транс и хаус музыки очень сильно зависит от мнения и плейлистов топовых диджеев, как Tiesto и Armin Van Buuren. Если они играют твою музыку, то тебя сразу же все узнают. Armin постоянно играл мою музыку в своем радио шоу, которое слушают миллионы людей по всему миру, и это позволило мне совершить тот нужный рывок.

Дмитрий Ратков
Поддержать автора
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев