У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
En
Интервью

«Каспийский груз»

11 Ноября
Текст: Алексей Алеев Фото: Sergey Primo
«Каспийский груз»

«Если в жизни я услышу слово «Васечка», я взбешусь»

Из многочисленных стремительных историй успеха в русскоязычном хип-хопе «Каспийский груз» – одна из самых заметных. Команда из Баку возникла в 2013 году и в течение следующих четырех лет стала одним из самых самобытных и востребованных явлений на сцене.

Анар Зейналов («ВесЪ») и Тимур Одилбеков («Брутто») устраивали марафонские забеги по крупным концертным площадкам, но в 2017 году дуэт выпустил финальный альбом. Однако это не стало точкой в творчестве группы – Анар и Тимур выпустили по сольному проекту и продолжают выступать с клубными концертами.

«Это вообще как будто совсем другое занятие»

– После прощального тура у вас что-то вроде нового захода: вы снова гастролируете. Недавно у вас было несколько концертов с живой группой. Наверное, это совсем другие по ощущениям выступления?

Тимур: Это вообще как будто совсем другое занятие. Как будто ты катался на лыжах всю жизнь, а сейчас ты пробуешь сноуборд. Та же гора, тот же снег, так же холодно, но все вообще иначе. Это было детское какое-то желание у Анара и у меня, когда мы посмотрели Unplugged «Нирваны», а потом я вообще подсел на эти «Анплагды» (серия акустических концертов, снимавшихся для MTV – прим. ред.). У Лорен Хилл, у Placebo был нереально красивый концерт из этой серии. И хотелось что-то такое сделать. Решили, что сделаем один концерт в «16 тонн», подготовимся к нему шикарно и запишем, и пусть он останется нам на память и людям. Там коммерческой мысли в принципе никакой не было. Но нас потом еще в два города позвали с этой программой, и эти два концерта тоже прошли прекрасно. Совсем иное ощущение себя на сцене, совсем иное ощущение у публики, совсем другой взгляд на наши песни.

– Мне очень сильно понравились ваши сольные проекты: и Kitoboy, и «Гаддем» – оба на совершенно новом уровне для вас и в плане продакшна, и в плане идей.

Тимур: В данный момент с тем ментальным состоянием, которое у меня сейчас в голове, сольно намного более комфортно работать. Анара я знаю очень давно, что он напишет и как он напишет, его уровень. Я знаю свой уровень. Я также знаю, что среди наших коллег много талантливых ребят. Все ребята талантливые, но мне не хочется делить мою мысль ни с кем. Это касается звуков, инструментов, людей, голосов, сэмплов, текстов и так далее. Я сейчас вообще от всех «фитов» отказываюсь, и кто-то меня понимает из ребят, кто-то – нет.

– У Анара вроде бы другая история: у него «фиты» выходят регулярно и, насколько я слышал, готовится совместный альбом со Slimus.

Анар: Да, мы готовим мини-альбом. Треков на девять-десять, не более. Но, в принципе, он на стадии подготовки, там остается только «подмести». 

– В одном из недавних интервью Брутто говорил, что стало сложнее делать «фиты» из-за того, что стриминг теперь приносит доход и все юридически зарегулировано. Раньше с этим было проще?

Анар: Когда ты делаешь «фиты», ты, естественно, делаешь это с людьми, которые тебе близки по духу, по темам. У меня один раз была история, когда возникли сложности из-за бумажек, но все мои недавние «фиты» были, так скажем, братскими. Как в старые-добрые: я забросил минус, ты тексток закинь и все. Только один раз была бумажная волокита, да и ей занимался не я, меня особо это не коснулось. Я был осведомлен, вовлечен, но все разрулилось.

Тимур: Я к альбому «Гаддем» вообще решил четко подойти, так, чтобы на момент выхода с ним не возникло никаких сюрпризов ни с какой стороны. И все равно: у меня песня «Шаде» была прям под сэмпл Sade, и за месяц до релиза мне позвонили, и говорят: «Давай, короче, меняй все». А для меня это было настоящим ударом: как это? В итоге попросил музыкантов, они сыграли, и что-то получилось. Но оригинальная версия все равно лучше.


«Можно-можно, ты профи, бро»

– Изменились ли за пять лет для вас ощущения перед концертами? Волнение, мандраж еще испытываете?

Анар: Лично у меня все то же самое, как и было пять лет назад. Такое же волнение, все трясется, люди бегают. А изменилось с точки зрения профессионализма, если можно позволить себе употребить это слово.

Тимур: Можно-можно, ты профи, бро. У меня мандража, о котором все говорят, никогда не было. На первом выступлении только было, наверное. Потому что ты вообще не понимаешь, как работает микрофон и с какой громкостью тебе нужно произносить слова. Но у меня всегда было волнение, как у художественных руководителей коллективов, из серии: «Звукорежиссер какой-то мутный тип, может что-то испортить». Чисто технически. А вот за себя, за нас, за диджея не было волнения никогда.

Анар: У меня волнение заканчивается на втором треке. У меня была большая проблема – я иногда забывал тексты. Сейчас я могу сказать, что прям старательно к этому подхожу и репетирую дома. Нужно все выучить и хорошо выполнить эту работу.

Тимур: Я повторяю все перед концертом, каждый раз. Даже несмотря на то, что у нас на прошлой неделе было выступление, все равно вчера повторял.


«Мы не рассчитывали, что эта ниша свободна»

– Я недавно переводил книжку про то, как преуспеть в музыкальном бизнесе, и там автор в одной из первых глав пишет, что необходимо составлять ясный и внятный портрет своего слушателя, буквально в столбик выписать его качества и характеристики. Раньше вы говорили, что не представляете своего слушателя, но, судя по последним интервью, это изменилось: вы рисуете подробный портрет того, как и кто будет потреблять ваше творчество.

Тимур: Вот давай порассуждаем, тема интересная. Смотрел сериал про убийство Версаче? Когда у Версаче спрашивают, для кого он шьет одежду, он рисует портрет своего клиента. И вот он создавал образ: она хочет подчеркнуть свою сексуальность и так далее. И это такой правильный коммерческий подход, и автор книги, видимо, говорит о том, что нужно сделать для того, чтобы песня стала популярной? Если ты написал песню и понимаешь, что на этом поле уже работают тот и тот исполнитель, то ты лезешь в нишу, откуда тебя вытолкнут, или тебя эта ниша не примет. Поэтому он идет от обратного: найди нишу, которая не занята или еще не создана. Такого подхода у нас точно никогда не было. Получилось нечаянно. Оказывается, такой музыки, такого подхода – через призму гангста-рэпа рассуждать на какие-то бытовые вещи – никто так еще не делал. Мы не рассчитывали, что эта ниша свободна и мы туда сейчас пульнем и нас будут слушать такие ребята и девчонки.

 

«Приятно, что люди чуть-чуть разобрались»

– На протяжении всего периода роста популярности, с 2013 по 2017 годы, «Каспийский груз» был одним из самых ненавидимых явлений, связанных с хип-хопом. Коллектив преследовал какой-то запредельный, иррациональный хейт. Сейчас же, спустя время, все устаканилось, о группе говорят и вспоминают с теплотой и уважением, новую музыку принимают на ура, даже в комментариях на The-Flow, когда ваш релиз постят, сплошные респекты.

Тимур: Я всегда говорил, что если тебя начинают хвалить на The-Flow, то тебе «…» (крышка). Это так, подумай. Чем ты более нишевый, тем ты больше нравишься этой публике.

– Мне кажется, что просто проходит время, люди привыкают к новому и начинают видеть в этом свое.

Тимур: Если так, то круто.

– Проще ли вам сейчас существовать и выступать без этого бремени ненависти?

Анар: Да мне и тогда не особо сложно было.

Тимур: Приятно, что люди чуть-чуть разобрались. Было интервью Дудя с Бекмамбетовым, вот там примерно та же мысль: Дудь задавал некоторые свои вопросы, основываясь на критике «Бэд Комедиана», и его спросили: «А ты сам-то фильм посмотрел?» Нет, не посмотрел. Вот это из той же серии. Сейчас люди решили послушать. Включили: «А не так все и плохо». А раньше была куча факторов, которая влияла на то, что люди нас ненавидели. С одной стороны, существует паблик MDK, большой лидер мнений для молодежи. И они штамповали мемы, и отсюда росла одна щупальца. Другая росла из того, что многие неизвестные рэперы начинают подделывать стиль, флоу, голос и выпускать очень посредственное говно, которое подписывается «Каспийским грузом». Некоторые песни даже становятся популярными, некоторые просит у нас на концертах публика. И человек, который не разбирается, слушал этот шлак и все, ставил крест на нас. Плюс резкая популярность неместных ребят, которые очень быстро взлетели. Популярность раздражает, и когда она сходит, то тебя слушает меньшее количество людей, но они тебя по крайней мере слушают, в чем-то копаются.

Анар: Еще, мне кажется, на нас тогда повесили ярлык «быдло-рэп», и человек, который нас слушал, не хотел себя никак ассоциировать с этим. Мне кажется, люди хотели уйти от чего-то подъездного, темного, неприятного, как им виделось наше творчество. Они же не копали глубоко. Им слышалось: «Пистолеты у лба», и у них были пистолеты у лба. Мы всегда на разные темы рассуждали и продолжаем. Все зависит от самого человека, что он слушает и что слышит. Еще, наверное, было перенасыщение в тот момент. Когда человек слишком часто видит что-то, ему уже не хочется смотреть.

Тимур: Я, помнится, попросил нашего менеджера Марка написать в паблик «Новый рэп», чтобы не выкладывали нас так часто. Да, это было. Они, по-моему, на это взъелись и перестали постить совсем.

Фотографии с концерта можно посмотреть здесь.

Оценить
эксклюзив
dislike like
0 комментариев