У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
Geometria

Клубный ренессанс: правда о новых клубах

30.08.2011
Осенью 2011 года в Петербурге открывается
сразу несколько заведений, не похожих одно на другое. Но каждый из этих клубов будет иметь неоспоримое историческое значение. Андрей Александров и Евгений Шаповалов расспросили хозяина каждого из них - об их детище и его месте на городской карте.
[ http://files2.geometria.ru/pics/original/16424904.jpg ] Андрей
Незабудкин – клуб «ЛАК»

Е.Ш.: Как же вы допустили, что в городе перевелся
весь гламур?
Незабудкин: А был ли он? В сознании русского
человека гламур - это русский китч. Покрасил клуб, как некоторые наши клубные деятели, в золотой цвет, и называет это "гламуром". А в Европе гламур - это красиво и интеллигентное слово. У нас же на протяжении 5 последних лет никто не открыл ничего интересного. Вот и все.

Е.Ш.: Ну о закрытии какого-нибудь заведения
ты жалеешь?
Незабудкин: Только клуб "Абсент".

А.А. Признайся, ты получаешь доход только
не только от клубов?
Незабудкин: В отличие от многих промоутеров,
у меня получается зарабатывать деньги в клубной сфере, чего я желаю и своим коллегам, менее удачливым. Но, конечно, это не основной доход. Это для меня прежде всего интересная история, я живу этим и люблю это.

А.А.: Клубы развивают молодежь или ведут
к деградации?
Незабудкин: Естественно, развивают. Я сам
пытаюсь посетителям прививать какой-то вкус и в то же время устраивать им досуг. Это лучше, чем если бы они шлялись по ночам или сидели на лавочках.

А.А.: Есть ли клубная жизнь за пределами
исторической части города?
Незабудкин: Не знаю. Я сам, честно говоря,
вообще не хожу в клубы уже давно, потому что не нахожу ничего для людей моего возраста и моего разума.

Е.Ш.: Получается, что взрослому состоявшемуся
человеку вообще больше пристало проводить время в гольф-клубе или на яхте, а ночной клуб - уже несолидно?
Незабудкин: Неправда! 26 августа вы все убедитесь
в этом. Если сегодня все промоутеры открывают под видом клубов дискотеки - тогда да, я соглашусь. А если ты человеку предлагаешь условия: шоу, мероприятия, концерты, постоянное движение на сцене - то в такое заведение я сам готов ходить каждую субботу. Но такого нет. И еще раз подчеркну - 26 августа оно появится.

А.А.: Почему ты так уверен в успехе?
Незабудкин: Потому что я очень старался
для всех, вкладывался на полную. Я вынашивал идею три года и я не лукавлю, говоря, что открывал этот клуб не ради зарабатывания денег. Я подозреваю, что эти затраты даже скорее всего невозможно отбить. Просто зайдя в клуб, вы это поймете. Это уже состояние души: что я видел внутренним взором, то и осуществил.

Е.Ш.: Как называется клуб?
Незабудкин: "Лак".

А.А.: "Удача"?
Незабудкин: Лак как удача, как локейшн,
как luxury, но не как лакокрасочные материалы.

А.А.: Чувствуешь ли ты соперничество с заведением
Милославского, которое открывается напротив?
Незабудкин: Ничего не чувствую. Абсолютно
ровно .Дай бог, чтобы он был хорошим. Единственное , что я могу сказать с сарказмом: мы не "клуб 21 века", как писал Юра в журнале "Собака.ру" , когда в прошлый раз собирался открываться. Вообще - чем больше клубов - тем лучше.
[ http://files.geometria.ru/pics/original/16417635.jpg ] Юрий Милославский
– клуб «Эстрада»

А.А.: Как ты оцениваешь клубную индустрию
Петербурга?
Милославский: Как отсутствие таковой.

А.А.: С чем это связано?
Милославский: Это связано с тем, что в определенный
момент исчезли все рекламные бюджеты и одни заведения пошли по пути наименьшего сопротивления и стали копировать формат "Иксов", а другие стали местами для друзей по интересам ("Эфир", "Игратека" и др.) Множатся бары с какой-то примитивной арт-программой. Еще есть Духлесс, Циркус. А мейнстримового заведения нет. Некуда прийти большой компанией, напиться и отжечь. Можно только в одно заведение прийти компанией, в другом напиться и в третьем - отжечь.

Е.Ш.: Возможно ли успешное функционирование
заведения вне исторического центра Петербурга?
Милославский: Опять же – что подразумевать
под заведением?

Е.Ш.: Где соблюдены и условия комфорта, и
интересная программа.
Милославский: Опыт показывает, что нет.

Е.Ш.: Твой «Эскобар» -счастливое исключение?
Милославский: Получается, что да. «Эскобару»
уже 9 лет, в центре города заведения так долго не существуют.

А.А.: Ты сам доволен этим сезоном?
Милославский: Мне, честно говоря, погода
не понравилась. Но я слышал много отзывов от посетителей, включая конкурентов, что и этим летом была прекрасная, ни с чем не сравнимая атмосфера.

А.А.: Петербуржцы уже знают, что твое заведение
- "клуб 21 века". Что это означает?
Милославский: Миллион страз на квадратный
метр - это не 21 век, согласен? и светодиодная панель, многократно увеличенная, хотя и интересная штука, но ей никого не удивишь. Наш клуб - это совмещение самых разных форматов, а не элементов дизайна.

А.А.: Ты видишь посетителей "Опиума" или
"Арены" эпохи твоего правления как публику "Эстрады"?
Милославский: Старым друзьям мы всегда
рады. Вообще, бывая за границей в клубах, я не могу сказать, что там слишком много молодой публики. Там собираются преимущественно люди моего возраста. А у нас в городе с молодежной клубной жизнью все в порядке. Мне постоянно приходят сообщения от "Ле Кокаина" на телефон, и я знаю, что они по 2000 человек собирают. Но это молодые люди лет 18-20, 22 максимум.

Е.Ш.: Это значит, что в "Эстраде" может быть
введен возрастной ценз?
Милославский: Ни в коем случае! Мы не отсеиваем
публику по возрасту. Скорее наше заведение для людей с определенными требованиями к комфорту. Бар, каких сейчас в городе много, может предложить коктейли, неплохих каких-то девушек, но угара, вайба и атмосферы там не будет никогда. Я думаю , что бары со временем займут свое место, а мы, клубы -свое. Наша задача - привлечь более широкую аудиторию, некоторых людей вытащить из ресторанов, а некоторых Если человек, к примеру, отужинал в ресторане "Мансарды", то он ни при каких обстоятельствах не поедет в "Эфир" при всем уважении, или даже Мюзик-Холл.

Е.Ш.: Кто будет резидентами заведения и
кто будет выступать на открытии?
Милославский: Пока не скажу, но, когда оглашу
- это всех сильно удивит. Открытие намечено на 24 сентября.

Е.Ш.: «Эстрада» открывается практически
в один сезон с клубами «Солярка», «Лак» и Soho Lounge. Конкуренция будет?
Милославский: Нет. Со Стронгом мы действуем
вообще в разных сферах, Игорь Белявский – мой друг, и Андрей Незабудкин – тоже мой друг.

А.А.: Ты изучал московский опыт?
Милославский: В Москве тоже застой. Там
есть Сохо, есть Империя, есть Крыша Мира, но нет сейчас флагманского заведения, на которое все равняются. Я как человек, который стоял у истоков перенимания московского опыта, всегда говорил, что опыт оттуда взять можно и нужно, но воровать - нет смысла, потому что немножечко другая ментальность, правила поведения, другие люди. И если люди не сочетаются с форматом - значит, его надо менять. То есть не люди говно, а формат.
[ http://files2.geometria.ru/pics/original/16349531.jpg ] Михаил
Голубев (DJ Strong) – клуб «Солярка»

Расскажи о дизайне клуба
Голубев: Логическим центром заведения
будет диско-капсула, попадая в которую, забываешь обо всем. Здесь была классическая котельная с трубой. Поэтому рабочее название – «Солярка». Это удобное заведение для москвичей: приехал, отклубил, перешел дорогу, на вокзал – и обратно в Москву.

Клуб будет ориентирован на хаус-музыку?
Голубев: Нет, необязательно. Будут представлены
музыкальные направления, которые непонятно куда канули: broken beats, nu jazz… Хаус просто более раскрученный тренд.

Ты рассчитываешь на публику «Паръ.spb»?
Голубев: Хотелось бы видеть многих деятелей
того периода, но специально их выкапывать не вижу необходимости. Появилась молодежь, и она офигенная. Секс, драгс, рок-н-ролл.

Ты наблюдал за клубной индустрией Петербурга?
Последние 2 года был кризис?
Голубев: Мне кажется, наоборот у нее появилось
в этот период второе дыхание. Все ходили и говорили: «Ой, все загнивает…» Вообще это неправильно: клубы закрывались и открывались. Досадно, что закрылись клубы, которые хотели продвигать качественную музыку: Bubble Bar, Stereo Bar… Клубы, которые крутились вокруг музыки, где в тройке sex, drugs, rock’n’roll, главное – рок-ролл. Хочется вернуть ориентир качества, Мы хотим понятия «Танцевать» и «Слушать музыку» на новый уровень. Ощущение радости и адреналина должно прокачивать благодаря ди-джеям, ви-джеям, световикам, танцорам профи. Важно подкормить целую когорту тех, кто хочет заниматься настоящим диджейингом. Сегодня современный диджейинг, как искусство, требует определенного уровня саунд-системы, а публика, которая способна оценить это искусство, требует определенных условий комфорта. У нас планируется одна из новейших саунд-систем, которой в Петербурге вообще сейчас нет.

Какой процент твоих доходов идет от клубной
деятельности, а какой - от других сфер?
Голубев: От клубной деятельности доход
вообще со знаком минус, с главным бизнесом он несоизмерим. А наконец сделать это полноценной индустрией хочется.

К этому есть объективные экономические
предпосылки?
Голубев: Да, для Петербурга это сейчас втройне
актуально, потенциал огромный. Те инструменты бизнеса, которые делают клуб прибыльным, стали нам, к примеру, понятны через 3 года после закрытия «Пара».

Ты знаком с проектами Незабудкина и Милославского?
Голубев: Слушай, ну где я, а где Незабудкин
– от этого я вообще далек. А про Милославского слышал, в Гостином дворе он открывает клуб. Думаю, что Юра там в своем направлении будет гармонично смотреться, мне интересно, что он предложит на этот раз, особенно на фоне того, как некоторые в этом же сегменте – Михаил Орлов, например, - подобожглись.

С чем связана неудача Circus?
Голубев: Основная проблема в том, что понимание
инвесторов и старого деятеля клубной культуры, каким является Миша, разные. Миша предлагал некие идеи, а люди, которые вкладывали деньги, видели все по-простому. Этого фиаско могло и не быть, Миша все-таки специалист.

Какая концепция «Солярки»?
Голубев: Это будет культурное место, здесь
будут даже дневные мероприятия, не связанные с танцевальной музыкой. А ночью – лучшая танцевальная музыка от northern soul до чего угодно. Мы бы хотели видеть лучших диджеев города, которые зарекомендовали себя не в последние полтора года. Кроме того, мы прорабатываем треугольник «Лондон-Париж-Нью-Йорк» - в каждом городе будут наши представители. В Лондоне это DJ Roy the Roach, в Париже -DJ Jean Philippe Papin, в Нью-Йорке – скорей всего, Роман Шелепанов. Мы хотим по этому треугольнику прокатывать артистов, может быть не слишком известных, но зарекомендовавших себя мастерством. Нам важно подчернуть эту космополитичность Петербурга, чтобы через наш культурный центр устанавливалась связь с мировыми культурными центрами и все сливались в танцпольной суете. Мы недавно делали мероприятие в Австрии, возили выставку о культурном влиянии России, сделали вечеринку в зале, построенном еще под Штрауса.

Что с баром?
Голубев: Будет хороший бар с демократичным
ценником – люди жалуются, что в «Доме быта», например, дороговато.

Вход будет платный?
Голубев: Да. Но это будет лояльная цена.
А как иначе артистов содержать? Адекватные люди должны понимать это. В чем проблема платного входа?

«Солярка» находится как бы в завершении
клубного маршрута… Так задумывалось?
Голубев: Ночь длинна, люди ходят по разным
заведениям, но закончить хочется в месте, из которого выйдешь радостным. Понятие «афтерпати» уже обросло негативным ореолом, но мы хотим работать долго и реабилитировать его. Могу сказать по опыту, что самое интересное в вечеринке – как она заканчивается.

Какого числа открытие?
Голубев: Плановый срок – 10 ноября. Это день
в день десятилетие открытия «Пара».
[ http://files.geometria.ru/pics/original/16349409.jpg ] Игорь Белявский
(Global Point Family) - клуб "SOHOLOUNGE"

A.A.: Широким массам вы прежде были известны
крупномасштабными мероприятиями, такими как Dance Planet, Castle Dance и GLOBAL GATHERING…
Белявский: Да, все начиналось с больших
мероприятий в 2001 году, которые с годами дополнялись более камерными собственными проектами - первая в Росии Pacha, Who Ze Freaks? и культовым Halloween в дружественном тандеме с Юрой Милославским. Все это послужило основанием для двух бизнесов: организация мероприятий (компания Dance Planet) и маркетинг бизнес (коммуникационное агентство GLOBAL POINT)

A.A.: Из этого опыта родилась идея открыть
собственное заведение?
Белявский: Это было логическим продолжением
рекламного бизнеса и наличием опыта в создании ивентов: знание маркетинга и организационного процесса привело к открытию собственных стационарных заведений и появлению третьего бизнеса - ресторанного.

A.A.: Какая ситуация была в клубном Петербурге
на момент открытия Like?
Белявский: Наше первое место - это Счастье
на Рубинштейна 17, которое мы открыли в 2008 году. Like был уже 4 местом…. Я сам очень мало хожу по клубам. Мюзик-холл и Дом Быта мне кажутся интересными проектами. Последние лет пять, с момента появления первой Арены динамка развития представляется мне как уход от "собственной продажи", пафоса и вычурности в сторону интересного времяпровождения, это мне нравится. Что случилось с клубом Like?
(Смеется) Like жив, в умах, по крайней мере.
Постоянно хочется стремиться к совершенству. Решили переделать пространство Like – много ошибок было на старте, много ошибок было в интерьере; мы строили одновеременно 3 объекта, Like был третьим, сил на него просто не хватило, решили переделать, когда отдохнули немного.

Е.Ш.: В чем принципиальное различие между
Like и готовящимся к открытию Soho Lounge?
Белявский: Это будет не клуб в традиционном
понимании, а supper club – диванное времяпрепровождение под диджея, с концертами, фотовыставками и разными интересными проектами.Сюда можно будет попасть в любое время (с 12 дня) в любой день недели и остаться до утра. Здесь хорошая еда, уютный интерьер – чего не было в «Лайке», музыка, коктейли…

A.A.: Прообразом стал лондонский Сохо или
московские Soho Rooms?
Белявский: Нам нравится Нью-Йорк, там у
нас офис. Поэтому концепция американская У нас и повар будет из США - Дженна Кистнер, мы считаем, что она круто готовит. А на втором этаже уже не будет диванов, там будут проходить те же "оргии", что проходили в «Лайке».

Е.Ш.: Конкуренция с близлежащими заведениями
«Эстрада» и «Лак» будет?
Белявский: Конечно, будет. Питер – город
маленький, тусующихся людей не так много, конкуренция неизбежна. Люди сами будут выбирать: пару часиков тут, пару часиков там. Конкуренция есть –это нормально.

Е.Ш.: Ваша стратегия – захватить район Конюшенной
площади конгломератом заведений?
Белявский: У нас нет в планах что-то «захватить»!
(смеется) Мы хотим развивать район в концепции, которая успешно живет и в Нью-Йорке, и в Лондоне, но это будет осуществляться не только нашими силами. Свою лепту вносят девелопмент компании, деятели клубной, ресторанной, арт и fashion-индустрий: новый проект фешенебельного жилого комплекса от Plaza Lotus Group, галерея Bulthaup, Ginza построит здесь объект, Женя Кадомский и Миша Тевелев строят свое заведение… Так получилось, что наших объектов здесь доминирующее количество, мы являемся в какой-то мере флагманом этого движения. Все атрибуты квартала SOHO есть: арт, фэшн, еда, энтертейнмент, культурный и бизнес эстеблишмент. Посмотрим...

Вы не чувствуете сожаления по этим маленьким
хипстерским заведениями вроде Bubble Bar, которым пришлось покинуть Конюшенную площадь?
Белявский: Чувствую. Когда все начиналось,
я не задумывался об этом. Но всему свое время и место...

Вы сами причастны к их исчезновению?
Белявский: Нет. Нам просто сообщили, что
их срок аренды подходит к концу.

A.A.: Заведений в городе слишком много или
слишком мало?
Белявский: Слишком много не очень хороших
и слишком мало достойных и интересных.

Е.Ш.: Возможно успешное заведение не в центре?
Белявский: Лет через 5. Будут расширяться
границы города, улучшаться инфраструктура, и людям будет лень уезжать из своего района, они будут заполнять заведения на периферии.

A.A.: Как обстоят дела с рейвами?
Белявский: Global Gathering прошел хорошо, он был
самым посещаемым фестивалем из всех 4. Но больше рейвов мы пока не планируем, потому что политика города не позволяет развивать и продвигать эту культуру. Им проще запретить, чем правильно развить.

Ваше обращение к клубно-ресторанному бизнесу
отчасти связано и с этим обстоятельством?
Белявский: Это одна из причин развития
в этом сегменте, к тому же это экономит сили: ведь и открыть ресторан, и сделать мероприятие – это полгода трудов. Притом о мероприятии сразу забывают, а ресторан может существовать десятилетия.. Другая причина – развитие бизнеса. А третья – творческая самореализация.

A.A.: Global Point – международная компания. Вы
откроете что-нибудь за пределами Петербурга?
Белявский: Да, мы вскоре открываем несколько
заведений в Москве, 2 из которых уже в сентября и октябре, а в 2013 году – бар-ресторан в Нью-Йорке.

Е.Ш.: Как он будет называться?
Белявский: Пока секрет.

A.A.: Каково ваше видение развитися клубного
Петербурга?
Белявский: Честно сказать - для меня оно
туманное. По-прежнему уверен, что в Петербурге больше 2-3 лет клубы жить не будут. Может быть, спустя 2 поколения, через 10 лет ситуация изменится вместе с менталитетом. Пока что ничего хорошего сказать не могу.
[ http://files2.geometria.ru/pics/original/16349529.jpg ] P.S.

Андрей Александров:

Из общения с коллегами я вынес понимание
того, что клубная индустрия нашего города возвращается к жизни – причем в многообразных формах, что радует. Это является исторической закономерностью, потому что концентрация тусовочной жизни в барно-ресторанном сегменте – все-таки ситуация, более естественная для Москвы. А количество значимых заведений там в любой период ограничивается двумя-тремя.

Оптимизма добавляет и тот факт, что в ближайшие
2 года в городе появится новый клубный район, который должен уравновесить излишнюю концентрацию ночной жизни вокруг Невского проспекта: при участии Романа Абрамовича на о-ве Новая Голландия будут открыты 2 ультрасовременных ночных клуба с британским менеджментом.

Но уже этой осенью мы сможем наблюдать
пульсацию ночной жизни Петербурга и взаимодействие разных культурных наслоений, как и полагается клубной столице страны.
Поддержать автора
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев