У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
from
Geometria

"МЫ – ЛУЧШАЯ ГРУППА СТРАНЫ". Интервью с Ильей Лагутенко

09.12.2010
[ http://files.geometria.ru/pics/original/12636247.jpg ]

"МЫ – ЛУЧШАЯ ГРУППА СТРАНЫ". Интервью с
Ильей Лагутенко


Сейчас с утверждением из заголовка согласны
многие, а тогда – 13 лет назад – когда на прилавках магазинов появилась кассета малоизвестной Владивостокской группы Мумий Тролль «Морская», над такими словами если и не посмеялись бы, то, во всяком случае, восприняли скептически.

Прошли годы. За 13 лет в жизни каждого из
нас поменялось очень многое: изменились интересы, сместились приоритеты, закончилась учеба, появилась работа, семья… Неизменным остался только голос в колонках стереосистемы. Только теперь он не растягивает «У-у-у-у-те-е-е-кай» на фоне белого шума магнитной ленты, а четко и методично выговаривает «Бу-бу-бу-бунт… На корабле… Склянки… Полночь…». Тем не менее за этой неизменностью голоса скрывается огромный путь, который группа прошла за эти годы. Гигантское путешествие, которое еще даже не думает завершаться. Ведь альбом «Редкие Земли», с которым Илья Лагутенко и Мумий Тролль приехали в Петербург 4 декабря – это лишь перевалочный пункт, короткая остановка, чтобы осмыслить произошедшее, подвести итоги и с новыми силами двинуться дальше в новое, не менее интересное и захватывающее путешествие.

О самом альбоме уже написаны сотни статей
в десятках изданий и интернет-журналов. Избитые фразы из пресс-релизов уже набили оскомину, и нового здесь ничего не скажешь, поэтому мы решили поговорить с Ильей о городах и путешествиях. О том путешествии, которое совершил он. О том, которое совершила вместе с ним группа Мумий Тролль. И о том, которое совершила вся российская и мировая музыкальная культура за эти 13 прошедших лет.

Geometria: Вы часто бываете в Санкт-Петербурге.
Чувствуете ли вы некую связь между Петербургом и Владивостоком? Ведь и тот, и другой – портовые города. И когда состоялось ваше первое знакомство с Петербургом?

Илья Лагутенко: Отвечая на первый вопрос,
да, конечно, связь есть. Города у моря все исторически завязаны. Флоты выходили отсюда, а шли туда. А потом обратно. Что касается меня, в первый раз я посетил город, наверное, где-то в детстве на одном из школьных каникул. С дедушкой. Раз-два приезжал сюда, а когда начали давать концерты с группой «Мумий Тролль», то стали довольно часть ездить. Кроме того, я женился не так давно и жена моя из Санкт-Петербурга, так что теперь я здесь более чем частый гость.

Geometria: А какой город Вам более близок по
духу: восточный или западный?

ИЛ: Везде, в каждом городе есть своя красота,
свой дух. В Питере есть, во Владивостоке, во всех... И я честно всегда признаюсь, что дух Петербурга мне приятнее, чем дух столицы. Это личное впечатление, ведь разные люди выбирают разные вещи. Я просто не люблю большие мегаполисы с вечной суетой. Но, с другой стороны, дух Владивостока мне приятен, конечно, больше других. Мне сама идея города нравится – русский город на Дальнем Востоке. А в общем смысле мне очень близки, так скажем, суровые города. Петропавловск-Камчатский, например. Перед ним я просто преклоняюсь. От его природы, от характера местных людей, от его самобытности.

Geometria: Каким вы видите идеальный город для
проживания?

ИЛ: Я еще в «Моем Востоке» писал о том, что
идеальный город для проживания на мой взгляд – это Гонконг. Это тоже восточный город, но климат там благоприятнее, и сам город мультинационален. Вообще, идеальный город должен быть не только экономической, политической, но и культурной столицей. Он должен быть связан со всем земным шаром. И при этом быть довольно компактным. С удобным передвижением, продуманной инфраструктурой.

Geometria: В Китае вы часто бываете? И вообще
много ли путешествуете?

ИЛ: Раз в год стабильно приезжаю туда на
протяжении последних 20 лет. В последнее время все меньше и меньше новых мест открываю для себя, не потому что не хочется, а потому что всего в жизни вряд ли успеешь. Поэтому расставляю приоритеты из того, что знаю и люблю возвращаться в те места, которые для себя уже отметил. Это еще связано с друзьями, которые там живут, другими какими-то мотивами. Ведь быть одному в каком-то, даже самом прекрасном, городе мне не очень нравится. Помимо Гонконга и Шанхая, это Кейптаун в Южной Африке, Калифорния в США, Камчатка в нашей стране, Дальний Восток, где я стараюсь бывать хотя бы раз в год.

Geometria: А на Западе у Вас есть любимые города?

ИЛ: Чем дальше, тем я больше понимаю, что
все мне нравится в Европе, но я себя не ассоциирую с Западом. Да, там есть замечательные вещи. Я ведь жил одно время в Лондоне, бывал и во Франции, в Голландии, в Италии, но я себя больше ассоциирую с какими-то более дикими местами, самобытными, где что-то не доделано до конца и где есть уникальная природа. Вот чего мне действительно не хватает в Европе, так это природного размаха. Вот в Южной Африке есть этот размах: природа, океан. В той же Калифорнии тоже: Тихий Океан, который точно такого же цвета, что и на Дальнем Востоке. Можно смотреть на это бесконечно: на грандиозный прибой, на долины, на серферов, пытающихся обуздать стихию. Такие величественные вещи, которые трудно описать, они мне дают какой-то заряд, понимание. Хотя многие из этих мест несколько недоцивилизованные, и люди там совсем другие, нежели в Европе, но у меня всегда получается находить общий язык с местными жителями. Я одинаково бодро себя чувствую и в Мишленовском ресторане, и на рынке в Петропавловске-Камчатском, поедая корюшку. И при этом я везде получаю исключительное удовольствие.

Geometria: Музыкальные вкусы, насколько я знаю,
у вас тоже весьма разнообразные…

ИЛ: Да, в музыке для меня главное – самовыражение
музыканта. Жанр, в общем-то, не так важен при этом. Мне необходимо чувствовать искренность, честность музыканта. Необходимо, чтобы он проявлялся в своей музыке. Для меня это важно в любом виде искусства. Поэтому я не увлекаюсь особо кинематографом, потому что мне кажется, что актерская игра – это обман. Хорошо можно сыграть только себя. Я, конечно, понимаю, что их учат перевоплощаться. Но я не люблю, когда переигрывают и обманывают.

[ http://files.geometria.ru/pics/original/12636268.jpg ]

Geometria: Я слышал, что вы лестно отзывались
об альбоме екатеринбургской группы Сансара – 69. Почему он вам понравился?

ИЛ: О группе-то я знал давно, мне еще Вова
Шахрин о ней рассказывал. Но дело в том, что в уральском гитарном роке для меня никогда не было ничего особо привлекательного. Конечно, тот факт, что он вышел на общероссийскую арену заслуживает уважения, ведь коммерческий мейнстримовый рок – это сложная вещь. И мало кому она удается. Вот у Чайфа получилось. У них есть смысловая поэтическая нагрузка на музыку, есть всеми узнаваемая манера, годам выверенная и трудно на этом же поле затмить мэтров. А после Агаты Кристи, Наутилуса, Урфин Джюса Екатеринбург мне лично ничего не давал. И услышав совершенно случайно новый альбом Сансары, я подумал: «Нет, это, наверное, другая группа все-таки». Правда, там вокалист, конечно, узнаваемый. И я понял, что ребята сделали решение, причем правильное. Это то, что они есть на самом деле. А раньше они хотели под кого-то закосить. У меня такое впечатление сложилось.

Более того, альбом был настолько своевременен,
свеж. Я вижу, что искали там же, где и все эти новомодные лоу-фай группы из Америки и Англии. Это симбиоз разных стилей, но доступными способами, не особо ориентируясь на стереотипы, на какое-то конкретное звучание. Поэтому эта пластинка сразу стала одной из моих любимых, хотя и при отсутствии «ярко выраженных хитов», как у нас любят говорить. Ведь дело не в том, сколько на альбоме есть радио синглов, дело в установке собственной головы. Я очень уважаю таких людей, которые могут дать себе установку и воплотить это в жизнь. Дай Бог больше таких ребят. Потом мы познакомились и могу сказать, что они искренние, честные, что для меня самое важное. Приятно когда и группа хорошая, и люди сами по себе хорошие. Потому что часто же бывает: музыка прекрасная, а человека встретишь – он такое… А когда тебе не нравится какой-то человек, то становится абсолютно ровно на то, что он делает. Хоть он там сто пядей таланта. Думаешь, что раз он внутри такой, то значит и музыка его – это обман. Поэтому если я люблю какую-то музыку, я стараюсь хотя бы на концерт сходить, чтобы хоть немного узнать музыканта, как человека. Надеюсь с Сансарой увидимся на концерте в Москве.

Geometria: Теперь от Сансары к Мумий Троллю.
«Редкие земли» заканчивает 12-летний цикл в жизни группы. Какие вы можете выделить итоги прошедшего периода?

ИЛ: Если кратко, то итог один: мы самая лучшая
группа в этой стране. Более того, мы самая лучшая группа в мире на сегодняшний день, просто многие об этом еще не знают. (Смеется) А по-другому нельзя. Ведь если ты говоришь, что ты не самая лучшая группа, тогда зачем это все? По факту мы действительно один из этих уникальных коллективов, которые где-то на грани. А что будет дальше, мы посмотрим еще через 12 лет. Прогнозы строить я не очень люблю. Поверьте, 12 лет назад у меня не было никакого видения, насколько долго продлится история группы Мумий Тролль, потому что она зависит от множества факторов, которые я лично контролировать не могу.

Кроме того, меняется же вся музыкальная
индустрия. Вот, прошло 12 лет, и пропали кассеты. Уже диски-то почти пропали. А я помню, когда мы выпускали первый альбом «Морская», мы смотрели отчеты и считали, сколько продано и сколько нам причитается. Я просто сужу по себе: вот сказали вы мне про хорошую группу Сансара, например. Я сейчас приду домой, наберу в поисковике, зайду на MySpace, послушаю. Если понравится, я найду, где это скачать. А если не найду, то не пожалею 99 центов за трек. И получу эту музыку за 5 минут. А вот представляете, 20 лет назад мне кто-то сказал, что какая-нибудь группа AC/DC выпустит новый альбом такого-то числа. И вот ты сидишь и ждешь этого числа, а потом думаешь, что где-то там далеко этот альбом уже вышел, и, может быть, его какой-нибудь моряк привезет, и ты встанешь в очередь, чтобы его переписать у этого моряка. Целое дело было. Как поиск золота практически. В каком-то смысле, у меня до сих пор так. Мне жена говорит: «У тебя одна драгоценность – это твоя музыка». У нас дома даже украшений особых нет. Музыка украшает. Где зарабатываем, туда и тратим.

Geometria: Не считаете ли, что это убило музыкальную
культуру? Ведь нет уже этого «поиска золота»…

ИЛ: Это убило ту культуру, которая тогда
была. Мы сейчас формируем совершенно новую. Я могу, конечно, относиться к этому с сожалением, потому что если бы Мумий Троллю сегодняшнюю славу тогда – в конце 90-ых – я бы только посевы собирал и считал объемы продаж. Но ситуация же другая, и надо это понять и жить другой ситуацией. Вот представьте: 10 лет назад вы говорите, что если зайти в некий интернет, там есть сайт Геометрия. А что там делают? Там люди смотрят на свои фотографии, там уже миллион человек. «И кому это нужно?» - спросили бы вас, - Нет, вы меня, наверное, разводите». И вот прошло 10 лет, ситуация поменялась, и теперь уже музыкант сам к вам бежит с просьбой взять у него интервью, нанимает ваших фотографов или просит выложить его трек, чтобы его услышали. Ведь у вас там МИЛЛИОН человек…

Петр Третьяков, г.Санкт-Петербург

04.12.2010 Концерт группы Мумий Тролль в Ледовом
Дворце глазами Геометрии [ http://spb.geometria.ru/events/gigs/2010/12/4/480019 ]

Фотографии для статьи: Сергей Язвинский,
Михаил Варушичев
Поддержать автора
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев