У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
from
Geometria

Noize MC - скоро в ОДЕССЕ!

05.03.2011
Одним из возмутителей общественного спокойствия
стал в уходящем году рэп-музыкант Noize MC (Иван Алексеев). Это он ответил на ДТП с участием вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова смачным клипом «Mercedes S 666: дорогу колеснице», ставшем сверхпопулярным в Рунете. Это его посадили на 10 суток в Волгограде после того, как он возмутился действиями местных милиционеров во время концерта. Наконец, именно Алексеев громче всех ответил Сергею Шнурову на его песню «Химкинский лес». Российская интеллигенция долго ждала от молодых музыкантов протестных настроений и, кажется, дождалась. Правда, никак не ожидала, что это будет рэп.
Музыкант Noize MC«Провокация – один из способов
обратить внимание на проблему»[ http://www.newizv.ru/images/photos/other/20101223213100_2.jpg ]

Одним из возмутителей общественного спокойствия
стал в уходящем году рэп-музыкант Noize MC (Иван Алексеев). Это он ответил на ДТП с участием вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова смачным клипом «Mercedes S 666: дорогу колеснице», ставшем сверхпопулярным в Рунете. Это его посадили на 10 суток в Волгограде после того, как он возмутился действиями местных милиционеров во время концерта. Наконец, именно Алексеев громче всех ответил Сергею Шнурову на его песню «Химкинский лес». Российская интеллигенция долго ждала от молодых музыкантов протестных настроений и, кажется, дождалась. Правда, никак не ожидала, что это будет рэп.
– Иван, есть ли ощущение, что вы несете
не столько творческую, сколько социальную миссию?

– Как миссию или стратегию я свои действия
не рассматриваю. Просто существуют вещи, которые мне активно не нравятся, и тогда я высказываюсь. Как правило, повод для написания песни появляется, если событие задело как-то меня лично или моих близких. Это естественно, потому что я все-таки пишу песни, а не статьи. Я не новостной ресурс, хотя многие от меня этого ожидают. Когда я побывал на передаче «Нереальная политика» на НТВ, Колесников очень долго пытался меня склонить к тому, чтобы я весь эфир говорил фристайлом (т.е. по-рэперски импровизировать ритмизированным речитативом. – «НИ»). И вообще очень многие спрашивают: «Ну как же так? И это случилось, и то случилось. Почему про все на это не написано по песне?» Мне кажется, что это странный вопрос.

– А что скажете про то самое ДТП на Ленинском
проспекте? Ваш клип появился сразу после случившегося, а через некоторое время суд, по сути, признал Баркова пострадавшим.

– Я думаю, что таким образом выворачивать
ситуацию – это просто наглость. Если уж заметаются следы, нужно было сделать хотя бы «обоюдку». А то, что произошло, – это вопиющая наглость и непонимание общественной ситуации, подогревание народного недовольства и просто издевательство.

– Вы знакомы с близкими одной из погибших.
Они говорят, что вы по горячим следам узнали какие-то детали, которые каким-то образом помогли в той информационной войне. Что это были за детали, если не секрет

– Ну какие детали? Просто ребята съездили
на место происшествия и рассказали, как все там выглядит. Что однозначно по всем параметрам это вина «Мерседеса».

– То есть вы даже гипотетически не допускаете
мысли, что водитель «Мерседеса» мог быть и невиновным?

– Это из области фантастики. Должно было
произойти какое-то чудо с нарушением законов физики.

–Следующая волна интереса была связана
с тем, что Лев Валерьянович Лещенко разразился гневной тирадой по поводу этого вашего клипа, пытаясь защитить Баркова. Для вас это было неожиданно?

– Я не знал, что Лев Лещенко настолько плотно
связан с компанией ЛУКОЙЛ. Хотя это вроде бы никогда не скрывалось, но все об этом узнали как раз после его выступления, и я в том числе. Вообще-то я не слежу за творчеством Льва Лещенко и уж тем более за какими-то подробностями его профессиональной деятельности.

– А как вам кажется, такие истории характерны
только для России или для других стран тоже?

– Такие истории вполне характерны для
стран третьего мира, где существует огромная пропасть между богатыми людьми и всеми прочими, где есть большой «зазор» и где не развита демократия. Такое не может происходить в правовом государстве.

– Может, на стране еще с царских времен
лежит нечто кармическое и нам не на что надеяться?

– Думаю, что во многом это наследие имперского
подхода. Очень большая территория, многонациональное государство, и, чтобы все не разбежались по углам, нужно всех держать в кулаке, строить сильную вертикаль власти.

– Но вы, Иван, тоже не лыком шиты. Вам ведь
не чужды провокации? Вы по своей сути провокативный человек?

– Провокации мне не чужды. Я считаю, что
провокации – это один из тех немногих способов, которые заставляют людей обратить внимание на какую-то проблему. Одно дело, если ты просто о чем-то говоришь – демагогия, популизм – все эти вещи существуют исключительно для самопиара. А если ты хочешь действительно что-то до кого-то донести и заставить задуматься, необходим некий щелчок. Оставаясь в рамках, это не всегда можно сделать.

– А этот щелчок сам по себе разве не является
пиаром с вашей стороны? О вас стали говорить, вас стали замечать, сотни тысяч просмотров на YouTube...

– Нет, не является. Я не ставлю таких целей.
И если брать трек «Merсedes S 666», то изначально это видео было выложено анонимно. Но я рассылал по контакт-листу сам трек, и было понятно, от кого это пришло. На альбоме песня идет скрытым треком, чтобы люди, которые не в курсе, могли ознакомиться. Но потом я понял, что на самом деле не надо было ее включать в альбом.

– Потому что музыка – это одно, а социальные
темы – другое?

– В музыке тоже есть немало социальных
высказываний, но они носят более общий характер – это высказывания о глобальной ситуации, а не по каким-то конкретным поводам. Кстати, в рэпе всегда много конкретики в текстах, претензий к своему оппоненту и так далее. Это даже не песни в полном смысле слова, это такие реакции на конкретную ситуацию.

– А ваша вещица «Москва не резиновая»,
в которой затрагивается тема перенаселенности столицы, в таком случае относится больше к музыкальному творчеству или это тоже реакция?

– «Москва не резиновая» – это вообще футуристическая
песня, такая маленькая антиутопия. Но ведь действительно в Москве становится все больше и больше людей, это трудно не заметить, и я сам приложил к этому руку. Это просто попытка довести тенденцию до абсурда, посмотреть, что получится. Это просто мои размышления на эту тему, там нет каких-то обличительных вещей с конкретными именами. Это песня в полном смысле этого слова.

– Много шума было вокруг истории с вашим
арестом в Волгограде. Милиция «наехала» на вас после «антимилицейской» песни, вы – в ответ на милицию,потом вы записали видеообращение с извинениями прямо из мест не столь отдаленных. Кто-то усмотрел в этом давление на вас, кто-то – стеб с вашей стороны. Но все равно вам там не сладко пришлось. Сейчас бы что-нибудь изменили?

– Что касается изначального события, то
я бы, пожалуй, поступил несколько тоньше. То есть не было бы ненормативной лексики. Но месседж был бы тот же самый, просто у них бы не было формальных поводов меня задерживать. А что касается этих извинений, то я не мог предугадать, что люди, причем даже некоторые наши слушатели, которые привыкли ожидать сарказма, которого в нашем творчестве огромное количество (это один из самых излюбленных наших приемов), расценят это буквально.

– Формально в Волгограде вас посадили
на 10 суток за то, что у вас в песне присутствует ненормативная лексика. То есть получается, что у вас в репертуаре есть запрещенная, с точки зрения силовых ведомств, песня?

– Ну, нежелательная, назовем ее так. Не
запрещенная, потому что в клубе я ее исполняю, там никто бдительно не следит за тем, пел я ее или не пел.

– Но реально милиция обиделась на то, что
вы их прямо в микрофон назвали «животными с красными кокардами»...

– Конечно, я очень сильно обобщил. Ментов
очень много плохих, выполняющих свою работу отвратительно, видящих неверные приоритеты в том, что они делают. Безусловно, есть нормальные милиционеры, но их, к сожалению, критически мало. Там я мог бы по-другому это сформулировать, но в целом о людях, наделенных силовыми полномочиями в нашей стране, я не изменил своего мнения. Все это так и выглядит.

– Ваша деятельность напоминает по своему
духу бесконечные марши несогласных, которые тоже пытаются противодействовать системе и натыкаются на тупую, глухую стенку. Вам, наверное, неоднократно предлагали принять участие?

– Неоднократно. Был огромный интерес со
стороны различных политических течений, но ни с кем из них мы сотрудничать не собираемся. Мы готовы высказать свое мнение по любому вопросу. Если нас по-настоящему что-то задело или всерьез вдохновило, то появится такая песня, и нас ничто не сможет остановить. Нам не нужно для этого с кем-то объединяться.

[ http://www.newizv.ru/images/photos/other/20101223213100_2.jpg ] – А
еще ходят слухи, что до всех этих скандалов [ http://www.newizv.ru/tags/164/ ] вас движение «Наши» просило написать гимн…

– Да, это было давно, в 2008 году. Попросили,
написал: «Наше движение самое лучшее, самое классное, самое честное. Наше движение не будет задушено, это прекрасно, спасибо инвесторам». Песня, в общем-то, давно уже есть, еще на первом альбоме вышла.

– А за что вы ратуете в принципе? Грубо
говоря, против жесткого капитализма, против ЛУКОЙЛа, против каких-то компаний? Что в итоге? Как нам обустроить Россию?

– Я не против компаний в принципе, они должны
быть, надо производить топливо и все прочее. По поводу этого я не питаю каких-то иллюзий. Но я за то, чтобы люди все-таки изменились. В первую очередь нужно менять менталитет, в остальном люди сами чувствуют, как им поступать по совести. Это не связано с тем, что написано в Конституции. Мы знаем, что у нас в законе может быть написано одно, а на деле это может не работать совершенно, не быть подкреплено ничем. И любой закон можно трактовать по-разному. И соответственно надо начинать с конкретных людей, с себя, а не пытаться изменить систему, чтобы все в этой системе начали жить иначе. Если те, кто затевает марши несогласных, придут к власти, я не думаю, что радикально что-то улучшится, хотя, может, что-то и улучшится. Еще и поэтому не хочется связываться с политическими движениями.

– Говорят, что проблема российского менталитета
в том, что у нас люди не готовы биться за свои права. Допустим, вы готовы, а большинство людей нет – начиная от магазина и заканчивая политическими правами...

– Да, это одна из отличительных черт российского
менталитета. И еще одна характерная черта: воровать – это круто. То есть спереть у фирмы, где ты работаешь, спереть у государства, спереть откуда угодно – это вообще милое дело. А самое главное – больше всего воруют те, от кого зависит нормальное функционирование этой системы. Как только образуется какая-то организация больше трех людей, тут же каждый из всех этих четырех человек начинает думать, как бы у остальных трех что-нибудь стащить. Вот на этом уровне все и останавливается.

– В итоге есть ли вообще смысл в этих праведных
клипах и песнях?

– Тех, кто в этом «закостенел», изменить
невозможно. Но молодежь следит в том числе и за такой активностью, музыка, которую я слушал в детстве, – это часть моего образования в целом. Поэтому важно говорить о таких вещах. Ведь люди, которые сегодня это активно слушают и особенно склонны этому доверять, будут решать вопросы в этой стране через какое-то время. Надежды на них больше, чем на тех, кто в этом уже погряз. В перевоспитание я не очень верю.

– Я слышал, что в Белгородской области,
откуда вы родом, было какое-то постановление, что все диджеи в клубах должны иметь «корочки» о музыкальном образовании. Это правда?

– Да, по-моему, была такая фигня. И недавно
пытались запретить концерты рок-музыки в Белгороде полностью. Там комендантский час для молодежи, за мат там штрафуют, как в фильме «Судья Дредд», где считают каждое слово и умножают на коэффициент. В общем, там много таких забавных постановлений, это жутко реакционное место.

– То есть недовольство и социальный протест
формировались у вас еще с белгородского периода вашего творчества?

– Мне тогда не с чем было сравнивать, а
сейчас я понимаю, что там творится полнейшее мракобесие. Там в какой-то момент вернули улицам дореволюционные названия. Это не проспект Ленина, например, а Святотроицкий. И весь город встал в паспортный стол в очередь – менять прописку. Там какая-то консолидация административной и православной движухи происходит, скоро ведьм, мне кажется, будут на костре жечь, на центральной площади.

– Последняя тема, которую хотелось бы затронуть,
– это тема артистической тусовки, в которую вы ворвались. С кем вы сейчас общаетесь, с кем приходится делиться своими ощущениями, переживаниями? В конце концов, кто поддерживает в разных малоприятных ситуациях, в которые приходится попадать?

– С Чачей Ивановым мы дружим, с «Тараканами»
у нас теплые отношения, с «Ляписом Трубецким», «Бумбокс [ http://www.newizv.ru/tags/86/ ] » наши друзья.

– А с более попсовыми не приходится сталкиваться?

– Мы с оголтелой попсой если и пересекаемся,
то где-нибудь на «Муз-ТВ». Если нам дают общую гримерку, то люди оттуда в ужасе ломятся. Как-то у нас была общая гримерка с Юлией Савичевой. Она там пробыла максимум секунд 30. Где потом тусовалась, я не знаю.

– Вы выгнали Юлию Савичеву?

– Нет, мы, наоборот, жадно с ней общались,
предлагали побухать коньяку, пытались быть очень дружелюбными, и она настолько испугалась, что ломанулась оттуда в ужасе.
Поддержать автора
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев