У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
Интервью

Ольга Тумайкина: «И пусть не кончаются эти прекрасные столетия!»

22 июля
Мир постепенно возвращается к своей прежней жизни после периода самоизоляции, и самым долгожданным событием для москвичей станет, пожалуй, открытие большинства театров осенью. GEOMETRIA GEO. PRO пообщались с легендарной актрисой Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова Ольгой Тумайкиной именно о ее театральной жизни, ведь телезрителям Ольга уже давно полюбилась по юмористическому сериалу канала ТНТ «Женская лига» и все ее образы ты точно пересматривал не раз. 



Начнем с истоков. Для артиста это, конечно же, учителя, наставники. Кто из Ваших педагогов, как Вы считаете, внес наибольший вклад в формирование Вас как артистки?

Сейчас, когда прошло уже 20 лет со дня моего прихода в театр Вахтангова, я вспоминаю наказ великих педагогов очень давнего прошлого – «Научить нельзя, можно научиться». Мои педагоги Алла Казанская, Владимир Этуш, Юрий Катин-Ярцев, Владимир Поглазов, Ада Пушкина и многие другие, преподававшие в ВТУ имени Б.В.Щукина, своим опытом и знаниями, а главное – любовью, укрепили мою сначала мечту стать актрисой, а потом и желание и силу получить эту непростую профессию – актерскую! Их жизни, частные и профессиональные, были достаточными примерами для меня, чтобы сегодня я могла бы сказать – «Да, я актриса, и я многому научилась, и желание мое не угасло дальше искать и добиваться успеха»! Успех для меня в профессии – это и удовольствие от процесса, репетиций, и выпуски спектаклей, которые абсолютно всегда получались событиями и для театра, и для зрителя!


Учителями также могут выступать партнеры, режиссеры, «старшие товарищи», с которыми сводит Вас жизнь. Какие встречи Вы бы назвали судьбоносными?

Кто бы не пришел в мою жизнь – учителем, режиссером, партнером, за очень редким исключением, это и сейчас мой ближний или дальний круг. Мы навсегда оказались связанными нашим общим делом, и, настолько, что если возникнет новая идея, мы знаем, что объединившись и в этот раз мы будем праздновать победу! Самой большой моей судьбой в театре была встреча с Владимиром Абрамовичем Этушем! Причем, еще со времен студенчества мне выпало счастье работать и под его руководством и в тесной творческой связке! Я, выпускница Щукинского училища, в составе большой творческой делегации, которой руководил Этуш, отправилась в Венесуэлу на Фестиваль лучших театральных школ мира. Этуш, Ульянов, Иванов и мы вчерашние студенты должны были репетировать, показать в рамках фестиваля Чехова и Гарсия Лорку. Уже там был тот непростой график и строгая ответственность для нас, под руководством Этуша, Ульянова и Иванова все просто: там мы были Русскими Артистами! Не знать и не понять всю важность и гордость представления Русской театральной школы – было невозможно, и я люблю вспоминать этот первый профессиональный мой шаг и рада этому случаю, который, конечно, могу назвать и счастливым!






Случалось ли Вам самой выступать в роли учителя, наставника?

Сегодня я преподаю актерское мастерство на курсе Нонны Гришаевой в ГИТИСе (РАТИ). Один год прошел, рано еще делать выводы о моем преподавании, думаю… Но то, как развиваются наши дети, студенты, как мы не отступаем от того, как было во время моего обучения, радует и хочется еще бо́льших успехов и результатов!


В Вашем творческом вечере в театре Вахтангова есть сцена «Случай в английском трамвае», которая своего рода наследие и дань уважения учителям: В. А. Этушу и А. А. Казанской. Какое у Вас, как у артиста, отношение к этому материалу? Какие еще работы вызывали бы схожие эмоции?

Алла Александровна Казанская и Владимир Абрамович Этуш…да…они были и блестящими актерами и безупречными партнерами. Их совместные работы в театре и на концертных площадках (как и в случае со сценкой «Случай в английском трамвае»), это все теперь образчики их мастерства и озорства, всего того лучшего, или, что одно и тоже для меня – Вахтанговского… А восхищение от похожих работ, или выполненных мастерски и так высоко гениально – это же особое восхищение, наслаждение… И тут, талант может простираться далеко за пределы моих педагогов и нашего института, не хватит страниц, чтобы перечислить актеров и их лучшие работы или любимые нами целые спектакли Эфроса, Товстоногова, Фоменко, Туминаса. Мои восхищения и личные симпатии – также огромный мир, в котором живут и Раневская, и Леонов, и Фрейндлих, и Мансурова, и Гриценко, и Райкин, и Маковецкий и многие, многие, многие…






Являются ли такие памятники культуры источниками вдохновения? Из чего еще Вы черпаете силы для работы над образами?

Силы для работы над образами…я черпаю из моих же собственных сил, а они рождаются желаниями. Думаю, когда угаснут желания, тогда и оставят силы…


Будучи уже сформировавшейся артисткой, спрашиваете ли Вы мнение «старших товарищей» о своих работах? Если да, то кого? Как воспринимаете критику, если она бывает?

Может быть, это еще впереди, но не случилось со мной еще ни разу, чтобы я не смогла ответить на свои же вопросы, и, возможно, мне повезло...но я работала и работаю с очень умными режиссерами. Умный режиссер – это большая удача, победа, успех и настоящий «пропуск» на неизведанные территории творчества, где можно так обогатиться, что любой коллега захочет или поддержать, или выразить свои полезные догадки, так как я видела часто, как «заражаются» интересом и стремятся разделить общую радость – и старшие коллеги, и младшие. А что касается критики, если я и слышала похожее на критику, это было нечто невнятное и связанное исключительно с отсутствием симпатии ко мне (смеется). Критика же профессиональная ко мне более чем благосклонна, горжусь многими рецензиями на многие работы в театре…пусть так и остается…





Случалось ли Вам почерпнуть что-то в ходе работы с молодыми (часто еще неопытными) партнерами?

Молодость очень заразительна, когда она по-настоящему талантлива, и в театре, и на съемочной площадке. Если случается встретить партнеров или режиссеров, и у вас обнаруживается «одинаковая группа крови», и вы безусловно принимаете замыслы друг друга, говорите на обоим вам понятном языке, это, как я и говорила – новая удача и успех! Мы не успели из-за карантина порадоваться нашим премьерным показам короткометражки Сергея Батаева «Старый Вояка» (а это как раз из моих рассуждений о молодых коллегах и режиссерах)! Сережа Батаев только пришел в театр Вахтангова, и вот уже он может гордиться этим коротким метром, где мы с Владимиром Абрамовичем Этушем играли отца и дочь…военное время, история, которая произошла в семье Сережи Батаева... Три съемочных дня, не самые простые условия, вспоминаю с грустью и нежностью. И все мы жалеем, что не успел Владимир Абрамович увидеть наше кино… Но нам, я уверена, будут открываться многие фестивальные «двери», очень хочется показать эти короткие 11 минут, куда режиссер поместил целую жизнь…


Особый интерес вызывает работа артиста над образом. Я знаю, что у Вас есть исторические роли, над которыми проводится колоссальная работа, исследовательская и практически научная. Что заставляет Вас столь увлеченно погружаться в изучение материала, и применим ли этот опыт впоследствии при работе над другими ролями?

Очень интересно, бесконечно жадно отношусь к историческому материалу, ролям...их было немного… Шекспир только однажды появился в моем репертуаре, Ричард |||… Моя роль герцогини Йоркской небольшая, но очень интересная и сильная, в контексте нашего спектакля, в постановке Автандила Варсимашвили, необходимая… И она также стала любимой мной, как и все роли, что довелось играть. Грим в этом спектакле – статья особая, художник по гриму Ольга Калявина, преданная театру Вахтангова многие годы, ей достаточно нескольких репетиций, чтобы она смогла придумать и предложить актерам тот грим, который будет и свою особенную роль играть в спектакле, подчеркнет то, что искал режиссер и актеры, каким бы необычным или даже необыкновенным этот грим не был бы придуман. И, конечно, я погружаюсь в лекции и источники тех эпох, когда была написана пьеса или события происходившие в ней. Андрей Максимов (режиссер, писатель и журналист) поставил в нашем театре два спектакля из разных эпох – время правления Екатерины || и Серебряный век: «Любовь у трона» и «Брюсов переулок». Я завидую иногда самой себе за эти возможности, что предоставлены мне были...играть такие материалы и проживать такие репетиционные периоды, что были с Андреем Максимовым, например. До сих пор читаю, слушаю, нахожу все новые источники и не устаю узнавать самые удивительные или же простые вещи, связанные с этими эпохами. На сегодня, это кажется, мой самый сильный интерес.





Что интереснее, что проще, а что сложнее: когда роль предполагает образ «волшебной собаки» или остаться «незащищенной» перед зрителем, как, например, на Творческих вечерах?

На сцену выходит артист, прежде всего и только он, до конца...какими бы приспособлениями он не был бы снабжен, защищен, возможно, хотя от чего бы ему искать защиты? Сложные гримы или небывалые мизансцены, это работа трудная, безусловно...пусть бы еще она была обеспечена смыслом, или, скажем – замыслом режиссера. Тогда и сам актер, и зритель будут готовы воспринять историю, рассказанную на сцене, обменяться своими опытами эмоциональными, памятями, догадками и так далее. Быть на сцене почти без грима или передать свою любовь к делу, как это бывает на Творческих вечерах, встречах со зрителями, здесь же другое…это мгновенное приятие пришедших в зал на встречу и просьба к ним – встретить вас со своими стихами или рассказами и также непринятии их в свой зрительский круг. Сцена Творческого вечера имеет очень короткое расстояние от первого зрителя или того доброго в «9 ряду», главное – настроение, оно должно быть! Быть! Настоящим и почти прекрасным! Чтобы не страшно было жить в этом мире, он бывает безумным. Чтобы делиться лучшим со своими близкими и дорогими, когда приходят домой, иногда так их можно оградить от беспокойства и забот...и, да! Я начинаю иногда, «с требованием Веры», но всегда заканчиваю «с просьбой о Любви»...это творческие вечера…вечер и должен быть таким…


В последнее время проводится множество международных фестивалей. Насколько, на Ваш взгляд, полезен подобный обмен опытом? Я знаю, что Вы выступали в роли «делящегося опытом», а было ли что-то, что Вы почерпнули для себя?

Фестивали, да! Пусть их будет как можно больше! Это такие форумы, где могут повстречаться люди, в соединении могущие сделать гораздо больше, чем если бы они не встретились. Награды находят своих настоящих героев, мир легко узнает о том лучшем, что было сделано даже при малых возможностях. А театральные фестивали – особая планета! Когда встречаешь такое блестящее сообщество людей и знаешь, что они в ответе за культуру, наследие, за новое, что как известно – хорошо забытое старое. И я сейчас не про нафталинное, а про то, что никогда не исчезнет из ценностей, прежде всего – воспитание и образование. А в этом, непременно, и без труда, поселяется добро, великодушие, правда, сила, деликатность, сострадание, вкус, чувство меры и многое, многое... Я видела, как на фестивале в Берлине «Мир русского театра», устроенного журналом «Театрал», в том числе, и я была приглашена в качестве участника, как даже непрофессиональные театральные коллективы занимаются в своем творчестве просветительством! Круглые столы, где обсуждались насущные проблемы и делились опытами люди из разных стран, как они устанавливали эту взаимоподдержку…это важно. Я же очень люблю такие путешествия! Если в обычной жизни мы, возможно, будем избегать многих новых знакомств, то в фестивальных рамках с огромным удовольствием знакомимся, обмениваемся адресами, следим за успехами друг друга...мне нравится так!






Напоследок, о «зрительском восприятии». Насколько отличается зритель в театре Вахтангова и на других площадках?

Зритель, часто, самая странная армия на свете… Она приходит не с объявлением войны, но завоевать ее, иногда, необходимо… Это еще и очень умная стихия, которая в полном своем праве не согласится покрыть твою ошибку или счесть ее пустяком. Ты должен быть безупречен! Такая профессия актерская – каждый вечер прекрасный, умопомрачительный, но экзамен... Вахтанговский зритель чувствительный для меня, еще и потому, что очень хорошо знает, что театр пригласил его к себе домой, и все торжество этого визита, короткого, но важного для обеих сторон, должно быть соблюдено и никакого шанса нельзя дать разочарованию… Я так чувствую свою ответственность перед спектаклем, на это направлено мое волнение, и до сих пор, оно со мной...


Какой, в представлении артиста театра Вахтангова, должен быть «правильный» зритель?

Вахтангов, столетие назад создал не только свой театр, свой мир, своих актеров, он и зрителя создал...вот так «правильно» мы и сосуществуем до сих пор… И пусть не кончаются эти прекрасные столетия!
Александр Разговоров

фото: Яна Овчинникова, личный архив артистки
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев