У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
from
Geometria

«Принц персии: пески времени». Вся утонченность и мрачность развлекательного проекта.

26.05.2010
26-го мая в новосибирском кинотеатре «СИНЕМА
ПАРК» прошла закрытая премьера фильма «Принц Персии: пески времени». За час до показа в холле собрались журналисты и победители конкурсов на Европе Плюс – для них был приготовлен традиционный фуршет – попкорн и пепси. Самые активные померялись силами и смекалкой в многочисленных конкурсах, приготовленных ведущим и радиостанцией. Гвоздем программы стало выступление группы URBAN UNION, продемонстрировавшей чудеса настоящего уличного паркура, ведь именно паркур лег в основу сначала компьютерной игры, а затем и фильма «Принц Персии».

[ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10410034.jpg ] [ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10410032.jpg ]
[ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10410031.jpg ] [ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10410033.jpg ] [ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10410035.jpg ] [ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10410037.jpg ]

Walt Disney Pictures и Jerry Bruckheimer Films представил кинофильм
«Принц Персии: Пески Времени», приключенческую ленту, действие которой разворачивается в древней Персии. Отважный принц Дастан (Джейк Джилленхол) вынужден вступить в союз с загадочной принцессой Таминой (Джемма Артертон), чтобы вместе дать бой темным силам и спасти старинный кинжал, с помощью которого можно высвободить Пески Времени. Этот дар богов способен повернуть время вспять, поэтому его обладатель может получить власть над всем миром. Это новая работа режиссера Майка Ньюэлла («Гарри Поттер и Кубок Огня»), где также снялись известные актёры сэр Бен Кингсли и Альфред Молина. Сценарий написан Боазом Якином в соавторстве с Дагом Миро и Карло Бернардом, по мотивам видеоигры Джордана Мехнера. Исполнительные продюсеры ленты – Майк Стенсон, Чад Оман, Джон Огаст, Джордан Мехнер, Патрик МакКормик и Эрик МакЛеод. Ассоциированный продюсер – Пэт Сэндстон. 

[ http://files.geometria.ru/pics/original/10395377.jpg ]

Кинематографисты подняли придуманный
Джорданом Мехнером фантастический мир на новую высоту.

«Нам нравится представлять нашей публике
новые миры, где она еще не бывала, - говорит продюсер Джерри Брукхаймер, - а древняя Персия – это, наверное, самый потрясающий из мало изученных миров. Это место с богатейшим наследием, где есть простор для полета воображения, что мы и демонстрируем в проекте «Принц Персии: Пески Времени». Эпические киноленты – от «Армагеддона» до «Пиратов Карибского моря» - это наша специальность, и «Принц Персии: Пески Времени» - именно из этой категории. В нем есть потрясающий фантастический мир, эпический размах и феноменальный накал действия».

Джордан Мехнер создал свою эпохальную
видеоигру «Принц Персии» в 1989 году. «Мне нужна была вселенная, куда еще не заглядывали создатели видеоигр, - рассказывает Мехнер, - Первые годы индустрии видеоигр можно сравнить с первыми годами кинематографа. Мы внимательно изучили уже появившиеся к тому моменту жанры, такие как фэнтези с поединками меченосцев и колдовством и научная фантастика, и подумали над тем, как создать из них новый сплав».

Рассказ продолжает режиссер Майк Ньюэлл:
«Мне нравится, что-то, что вы видите на экране, - это живой миф. Эта история экстраординарна, но в то же время абсолютно реальна. Это иррациональная, не поддающаяся законам физики вселенная, но мы понимаем и чувствуем ее. Это заметно и в фильме».

[ http://files2.geometria.ru/pics/thumbnail/10395364.jpg ] Дастан
не был принцем по рождению. Стать им – его судьба. Персия в шестом веке – одна из величайших империй, когда-либо существовавших на земле, а ее юный житель Дастан – это лишь нищий уличный скиталец-сирота. Когда знакомый мальчишка попадается на краже яблока, Дастан, не раздумывая, бросается ему на помощь. Капитан персидской армии готов жестоко наказать его за это, но благородный король Шараман щадит, а затем усыновляет Дастана, сразу же обнаружив в нем зачатки будущего величия. Воспитанный вместе с сыновьями Шарамана Тасом (Ричард Койл) и Гарсивом (Тобби Кеббелл) и наученный мудрости и благородству приемным отцом и любимым дядей Низамом (Кингсли), Дастан превращается в сильного молодого воина, в котором все же еще можно узнать ершистого бродягу.

«В сценарии меня привлекла идея о том, что
в каждом человеке есть огромный потенциал, - говорит Кингсли, - Мне сразу понравился этот жизнеутверждающий посыл фильма. Молодежи, я считаю, особенно важно понимать, что если ты дитя улиц, это не значит, что ты чем-то хуже того, кто вырос во дворце. Наш фильм исследует потенциал мальчика, становящегося взрослым, и показывает, какие перед ним открываются возможности».

Чтобы проявить себя, Дастан возглавляет
поход на мирный город Аламут, где, по донесениям шпионов, хранится оружие врагов Персии. Но на деле оказывается, что Аламут таит в себе гораздо более ценное сокровище – легендарные Пески Времени, при помощи которых смертные могут поворачивать время вспять. Дастан овладевает древним клинком со стеклянной рукоятью, который служит ключом к Пескам Времени. В этот момент совершается убийство Короля Шарамана, в котором обвиняют Дастана. Вынужденный бежать и страстно желающий отстоять свое честное имя, Дастан вынужден заключить союз с юной Таминой, вспыльчивой принцессой Аламута, чья семья испокон веков охраняет Пески Времени и не останавливается ни перед чем, чтобы не допустить к ним чужаков.

Не слишком ладящим друг с другом Дастану
и Тамине приходится вместе искать способ выжить в беспощадной пустыне в борьбе с еще более беспощадными врагами – злокозненным шейхом Амаром (Молина), искусным метателем африканских ножей Сесо (Стив Туссэн) и жестокими убийцами-Асассинами, каждый из которых обучен своей собственной, неповторимой смертоносной технике. От Дастана потребуется все его мужество и умение сражаться, а от Тамины – все ее хитроумие, чтобы раскрыть загадку: кто же повинен в смерти короля.

По словам Джилленхола, у создателей фильма
имелась своя интересная точка зрения на его фантастический антураж: «Майк Ньюэлл и Джерри Брукхаймер с самого начала стремились донести до нас потрясающую мысль о том, что в фильме должно быть ощущение реальности. Майк сказал нам: «Я хочу, чтобы вы учитывали менталитет Персии шестого века, где люди верили в то, что фантазии реальны, где можно было найти клинок, способный обратить время вспять, не испытывая никаких сомнений в том, что такое действительно могло случиться, потому что тогда все верили в такие вещи».

В эпоху, когда европейская цивилизация
пускала первые, еще не окрепшие ростки, могущественная Персия уже создавала огромные и величественные города на территории своей необъятной империи: Персеполь, Багдад, Сузы, Пасаргады, Исфахан. В период своего расцвета Персидская империя простиралась от Евфрата на Западе до Инда на востоке и от Кавказа, Каспийского и Аральского морей на севере до Персидского и Оманского заливов на юге. В ее состав входила не только территория современного Ирана, но и территории нынешних Азербайджана, Афганистана, Пакистана, Таджикистана, Узбекистана, восточных частей Турции и Ирака и пограничных с ними территорий.

На творчество Мехнера оказали большое
влияние два сокровища Персидской литературы: «Шахнаме», грандиозная поэма великого Фирдоуси, считающаяся иранским национальным эпосом, и коллекция сказок «Тысячи и одной ночи», основанная на фольклоре и легендах Персии, Ближнего Востока и Индии. Мехнер понял, что ему по силам создать параллельный мир на основе исторической реальности древней Персии, пользуясь мифами, которые тысячелетиями существовали в этой культуре.

Мехнер создал героя, владеющего акробатическими
трюками, способными преодолеть силу земного притяжения. При этом он всего лишь простой смертный, а значит, законы физики и природы распространяются и на него. «Работая над «Принцем Персии», я стремился создать героя из плоти и крови, которому будет по-настоящему больно при ошибке в траектории прыжка», - рассказывает Мехнер.

[ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10395371.jpg ] Он не просто
создавал компьютерного героя, способного перепрыгивать с обрыва на обрыв, но и сам совершил гигантский прыжок, использовав все самые современные технологии, чтобы вдохнуть жизнь в мир «Принца Персии». «Мир «Принца Персии» потрясает воображение, - говорит исполнительный продюсер Майк Стенсон. – Элементы фэнтези присутствовали в нем более чем органично. В 2003 году добавился новый элемент – Пески Времени, и это было как раз то, что нужно для большого экрана. Мы поняли, что нам понадобится, с одной стороны, сохранить некоторые элементы игры, а с другой, разработать свой собственный сюжет из тех элементов, что нам даны. То же самое было и с «Пиратами Карибского Моря». Но я уверен, что мы не изменили концепции компьютерной игры Джордана Мехнера».

«Когда нам понадобился человек, способный
представить «Принца Персии» на киноэкране, мы, разумеется, остановили свой выбор на Майке Ньюэлле, - говорит Брукхаймер, - Это большой мастер, умеющий снимать фильмы в любых жанрах: от трагикомедии «Четыре свадьбы и похороны», до жестокого реализма «Донни Браско». Еще одно его творение – «Гарри Поттер и Кубок Огня», где в наличии убедительный сплав приключенческого кино и мистической фантастики, а именно таков рецепт коктейля, который требовался нам. Майк – художник с потрясающе широкой палитрой, и для нас это очень важно. Мы стремились создать развлекательный фильм, который понравится массовому зрителю, но в котором будет нечто особенное. Назовем это сосредоточенностью на героях и сюжете».

«Что есть хороший британский фильм? - задается
вопросом Ньюэлл, - Это фильм, где есть утонченность, есть мрачность, есть настоящие человеческие переживания, где правдиво показана наша подверженная слабостям человеческая натура. В последнее время меня всё больше интересуют широкомасштабные развлекательные проекты. «Принц Персии: Пески Времени» - именно из их числа. Это большой развлекательный проект, и я счастлив быть причастным к нему».

[ http://files2.geometria.ru/pics/original/10395380.jpg ]

Джейк Джилленхол и его команда.

Какие качества требуются герою? Роль Дастана
мог сыграть только по-настоящему многоплановый актер: бравый и решительный, как все классические герои жанра экшн; лукавый и склонный к несколько шкодливым проделкам; не забывающий о годах, проведенных под гнетом бедности; стремящийся стать лучше. Джейк Джилленхол продемонстрировал разные грани своего таланта в таких фильмах, как «Зодиак» Давида Финчера, «Морпехи» Сэма Мендеса и «Горбатая гора» Энга Ли, принесшая Джилленхолу премию BAFTA и номинацию на премию «Оскар».

«Я давно наблюдал за Джейком Джилленхолом
как за актером и давно хотел с ним поработать, - говорит продюсер Джерри Брукхаймер, - Он потрясающий актер, очень хорош собой, настоящий джентльмен. Джейк также по-настоящему предан делу. Для роли в «Принце Персии» ему потребовалось как следует подготовиться: нарастить огромные мускулы, научиться сражаться на мечах, освоить экстремальную верховую езду и паркур. Он не прекращал изнуряющие тренировки ни на один день нашего более чем стодневного съемочного марафона».

«Джейк – разносторонний актер. Пожалуй,
он умеет все, - говорит режиссер Майк Ньюэлл, - Он любопытен, открыт, мягок, очень крепок. Может быть прекрасным комиком. В «Принце Персии» он всем этим арсеналом пользуется. Я видел практически все его фильмы и знал, что он превосходный актер с неповторимой харизмой. Но я представить себе не мог, что он герой боевиков от Бога. Он умеет драться, сражаться на мечах, бегать с немыслимой скоростью, карабкаться по любой поверхности, как обезьяна, совершать головокружительные прыжки и скакать верхом на лошади, будто приклеенный к седлу. Ничего такого я от него не ожидал. Поверьте, это весьма немало».

[ http://files2.geometria.ru/pics/thumbnail/10395367.jpg ] Кандидатуру
Джилленхола всецело одобрил и человек, создавший принца: Джордан Мехнер. «У публики всегда непростые отношения с киногероями, известными им ранее в качестве героев книг или, как в нашем случае, по видеоигре, - делится соображениями Мехнер, - Но если вам удается хороший фильм с хорошим актером, то эта проблема с первой же минуты перестает иметь серьезное значение. Я считаю, что Джейк – лучший возможный выбор на эту роль. Когда вы видите его в образе: в костюме и в действии, у вас не может быть никаких сомнений, что перед вами персидский принц, живущий в шестом веке. Он силен, отважен, чувствителен и уязвим, не лишен чувства юмора. Вы не сомневаетесь в том, что он все делает правильно.

Когда Брукхаймер и Ньюэлл предложили Джилленхолу
эту роль, он был поражен грандиозностью проекта. «Принц Персии: Пески Времени» радикально отличался от моих предыдущих работ, - говорит Джилленхол, - Я подумал, что воплотить на экране такого знаменитого героя, как Дастан, - это и увлекательно, и чертовски сложно. Мне всегда нравились фильмы, где герой умеет делать все на свете, но при этом остается человеком, а не суперменом.

Работа над ролью в первую очередь заключалась
в спортивной подготовке и работе над телом, продолжает Джилленхол, - Мне нужно было набрать приличную форму, освоить паркур, фехтование на мечах и ментальность воина. Я понимал, что, если мне удастся с этим продвинуться, полдела будет сделано. А когда было принято решение, что Дастан не должен выбиваться из общего ряда и говорить на том же британском английском, что и все остальные, мне пришлось немало поработать над произношением под руководством фонетиста Барбары Беркери».

[ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10395370.jpg ] Поиски
актрисы на роль Тамины велись по всему миру и увенчались успехом: для работы в фильме «Принце Персии: Пески Времени» была приглашена Джемма Артертон. «Джемма – потрясающая молодая актриса, которую мы нашли в Лондоне. Она совсем недавно закончила Королевскую Академию драматического искусства, - рассказывает Брукхаймер, - Она сыграла небольшую роль в «Кванте милосердия», но мы утвердили ее еще до выхода на экраны фильма о Бонде. Так что нам повезло, что мы успели заручиться ее поддержкой заранее. После столь яркого дебюта к ней было бы не подступиться. Джемма обязательно станет звездой первой величины».

«Что мне в ней нравится, - добавляет Ньюэлл,
- так это то, что в ней нет ни капли жеманности, надменности и вспыльчивости, которые так часто можно наблюдать у молодых актеров, рано познавших успех. Хорошо бы она такой и оставалась».

«Размах, создание на экране целого нового
мира, чего еще никто никогда не делал, и экшн – вот, что мне сразу же показалось привлекательным, - говорит Артертон, - Я всегда мечтала сняться в приключенческом фильме. Я часто воображала себя каскадером. Когда я впервые услышала о проекте, мне и в голову не могло прийти, что меня пригласят в нем участвовать. Это было еще до «Кванта милосердия», и тогда участие в фильме с еще большим размахом казалось совершенно нереальным».

«Мне очень нравится играть эту роль, - продолжает
Артертон, - потому что Тамина не совсем обычная героиня боевика. Она очень мудрая, вдумчивая и чувствительная. В ней есть духовность. А больше всего мне в ней нравится то, что в ней есть вера. Она по-настоящему верит в то, что делает. При этом она не дает спуску никому, а при случае может и задницу надрать, кому следует».

Роль Низама, дяди Дастана и брата его приемного
отца Шарамана, было решено доверить сэру Бену Кингсли. «Мы стараемся, чтобы в наших фильмах были первоклассные актеры, - рассказывает  Брукхаймер, - Поэтому, когда удается привлечь в нашу команду звезду такого калибра, наше счастье не знает пределов. Лучшей кандидатуры на роль Низама было не найти. Со всех точек зрения».

Роль шейха Амара была предложена опытнейшему
Альфреду Молине. «Знаете, это такой плутоватый оппортунист, - рассказывает Молина о своем герое, - Ему все равно, нарушает он закон или нет. Такие типы бывают весьма опасны. Сам Амар считает себя кем-то вроде бизнесмена. Но дела он ведет немного нетрадиционными методами. Короче, он вор. Сначала он вроде как негодяй, но волей-неволей ему приходится стать союзником Дастана. В результате они вместе прокладывают путь к одной и той же цели, но у каждого на это свои причины».

Звездный состав дополняют блистательные
британские актеры, среди которых Ричард Койл и Тобби Кеббелл, исполняющие роли братьев Дастана: беспокойного Таса и воинственного Гарсива; Стив Туссэн в роли африканского витязя Сесо; Рональд Пикап в роли любимого приемного отца Дастана, короля Шарамана; Рис Ричи в роли Биса, верного оруженосца главного героя; а также Уилл Фостер в роли юного Дастана – это кинодебют надежды британского паркура.

[ http://files.geometria.ru/pics/original/10395375.jpg ]

Как справиться с трюками и паркуром?

«Принц Персии: Пески Времени» стал полигоном,
где каскадеры смогли продемонстрировать множество граней своего мастерства. Здесь было все: и паркур с прыжками и акробатическими номерами, доступными, пожалуй, лишь тем, кто невесом и не боится смерти, и страусиные бега. Командой этих сорвиголов управляли первый координатор трюков Джордж Агилар, второй координатор трюков Грег Пауэлл, координатор трюков в Марокко Стивен Поуп, координаторы боевых сцен Томас Дюпон и Бен Кук, а также хореограф паркура Давид Белль.

Актеры начали готовиться к этим съемкам
за несколько недель до того, как прозвучала первая команда «Мотор!». Подготовка была спланирована так, чтобы все главные действующие лица вышли на пик физической формы и освоили верховую езду к началу съемок. Впрочем, Джейк Джилленхол и так был в отменной форме, ведь он большой любитель бега, велосипеда и вообще самых разных видов спорта.

«Нет смысла сниматься в подобном фильме,
если ты не готов сам выполнять трюки, - говорит Джилленхол, - Удачно, что я как раз был в неплохой форме, а значит, мог выполнять задачи, которые передо мной ставились. Тем не менее, я еще немного поработал над мускулатурой, чтобы достичь оптимального состояния. На это ушли долгие часы пробежек, паркура, работы в тренажерном зале и верховой езды».

Вместе с другими актерами Джилленхол весьма
усердно обучался верховой езде под руководством Риккардо Круза Мораля, одного из лучших испанских специалистов по выездке. Занятия проходили на ранчо Мораля под Мадридом. Для Джеммы Артертон этот опыт стал настоящим открытием. «Я никогда раньше не скакала верхом в своей жизни, поэтому перед съемками меня отправили проходить курс молодого бойца для тех, кто впервые увидел лошадь. Это занятие оказалось чудесным. Теперь езда верхом – мое серьезное увлечение. Один из трюков, которые я выполнила сама, - это момент, когда меня выносит на спину скачущей на меня лошади. Теперь у меня есть повод для гордости».

[ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10395376.jpg ] Дюпон, за
плечами у которого работа над всеми тремя сериями «Пиратов Карибского Моря», был приглашен на съемочную площадку «Принца Персии: Пески Времени» в качестве координатора боевых сцен. В этой же должности состоял и Бен Кук. Именно Дюпон снялся в роли зловещего Ассасина Хассада, орудующего убийственными металлическими хлыстами. Дюпону пришлось сниматься в весьма драматичной сцене на высоте 2,5 км. «На высоте непросто вести продолжительный бой. За минуту нам приходилось проделывать много всяких штук. В фильме эта сцена длится не так долго, но ее съемка стала серьезной проверкой на выносливость. Ведь мы выкладывались по полной, нанося друг другу мощные удары, бегая и прыгая. От такого у кого угодно дыхание перехватит. И это на высоте два с лишним километра, где воздух разреженный. Этот эпизод дался нам нелегко».

Создатели фильма решили сохранить один
важнейший аспект видеоигры Джордана Мехнера, хотя изначально его воплощение на экране казалось нереальным. «В видеоигре принц бегает по стенам, а также проделывает прочие трюки, основанные на паркуре, - объясняет режиссер Майк Ньюэлл, - Паркур зародился в пригородах Парижа, где дети от скуки стали испытывать свои физические возможности, используя все доступные им поверхности. Я отсмотрел множество документальных кадров, где эти ребята ходят по стенам и перепрыгивают с крыши на крышу. По-настоящему, без дураков. Их атлетизм за гранью реальности. Поэтому мы пригласили ведущих мировых специалистов по паркуру, чтобы они научили нас кое-каким весьма зрелищным трюкам».

«Мы решили обратиться к первоисточнику,
к лучшему из лучших, - говорит Брукхаймер, - Так в нашей команде появился Давид Белль».

Несмотря на молодость, Белль – легенда
паркура. Собственно, он один из его основателей. «Ради таких фильмов я хотел бы задержаться в киноиндустрии, - говорит Белль, - Когда смотришь такой фильм, то дух захватывает так, что хочется самому оказаться в кадре. И теперь представьте: вы действительно оказываетесь в кадре. Ваша детская мечта сбывается». По-французски паркур еще называют l’artdudéplacement, что значит «искусство перемещения». И действительно, и «трейсеры» (так называют тех, кто исполняет эти головокружительные трюки), и зрители, наблюдающие за их пируэтами, считают, что это настоящее высокое искусство. В «Принце Персии: Пески Времени» используется как сам паркур, так и его разновидность, известная как free running, «свободный бег».

«Это настоящее искусство, - говорит Брукхаймер,
- Когда вы видите, как люди взбираются по отвесной стене, причем без всякой страховки и хитроумных приспособлений, у вас захватывает дух. Все строится на их исключительной физической силе».

Давид Белль, человек, сформировавший искусство
паркура в его нынешнем виде, дает ему четкое и лаконичное определение. «В общем, паркур – это разновидность тренировки, позволяющая атлету преодолевать препятствия за счет владения собственным телом. Чем больше вы тренируетесь, тем вы быстрее и тем больше вы умеете. Тренируясь, вы разрабатываете несколько видов движения, которые позволяют вам проходить по сложным трассам, между зданиями и крышами. Это такой способ двигаться в пространстве».

Белль был приятно удивлен способностями
Джилленхола к паркуру, а также энтузиазмом, с которым актер приступил к тренировкам. «Джейк более чем убедителен, - говорит Белль, - Я видел, как он работает, как он движется в различных сценах. Всё, как нужно».

Особенно рад работе с Давидом Беллем был
Уилл Фостер, юный трейсер, играющий роль Дастана в детстве. «Когда я узнал, что буду у него тренироваться, то стал сильно нервничать, - признается Фостер, - но он помог мне преодолеть боязнь. Мне с ним легко, ведь я немного говорю по-французски. Давид показал мне много разных прыжков и скачков. Если он видит, что я делаю то, что нужно, он так и говорит. Но потом всегда подсказывает, где и что можно улучшить. Давиду важно донести до нас, т.е. для тех, кто помладше, что паркур – это не просто когда достаешь камеру и записываешь на нее прыжок с какой-нибудь высоченной штуки, это искусство, которому нужно долго учиться, прежде чем окрепнешь и выдашь что-нибудь действительно стоящее».

[ http://files.geometria.ru/pics/original/10395373.jpg ]

Пережить лето в Марокко: На съёмочной площадке
было 40 градусов и выше.

«Все говорили нам: «Марокко – отличное
место, - вспоминает режиссёр Майк Ньюэлл, - только не в июле и августе». Поэтому, естественно, мы снимали весь июль и август».

«Я не мог понять, почему мой отель был пустым,
когда я приехал в Марокко, - говорит Альфред Молина. - Я думал, что все европейцы отдыхают в августе, разве нет? А местные жители смотрели на меня так, как будто хотели сказать: «Что ты здесь забыл?». Потом я быстро понял, что в это время года никто не едет в Марокко просто потому, что там чертовски жарко! Никто не работает в Марокко в августе. Тогда там были только бешеные собаки да англичане».

«Снимать фильм о древнем мире в Марокко
было прекрасной идеей, - говорит продюсер Джерри Брукхаймер, - потому что там древний и современный миры сосуществуют бок о бок». Даже несмотря на дорогие рестораны, шикарные клубы и роскошные отели, которые разбросаны по всему Марракешу, ремесленники до сих пор вручную изготавливают свои изделия, так же как и тысячи лет назад. А за пределами городов среди гор, равнин и пустыни жизнь еще более традиционная. В Марокко было снято очень много фильмов, поэтому здесь есть развитая инфраструктура, есть опытные работники и техники, а правительство Марокко всегда очень гостеприимно. Марокканцы – очень искусные мастера, у нас при подготовке съёмок участвовало очень много ремесленников, они отлично поработали».

Актёры и съемочная группа храбро переносили
жару до 50 градусов по Цельсию, перепады высот, бесконечные овечьи гамбургеры и опасных насекомых в тяжелых условиях пустыни. После шести месяцев активного подготовительного процесса 23 июля 2008 года начались съёмки фильма «Принц Персии: Пески Времени». Первые две недели проходили на высоте 2500 метров над уровнем моря в деревушке Оукаймден, в 75 километрах над раскаленным добела Марракешем. Для того чтобы добраться до этого удаленного места у подножья Атласских гор, необходимо было проехать через зеленую долину Оурика, а затем подняться по извилистой горной дороге с опасными обрывами и поворотами.

Чтобы построить дорогу к этой удаленной
деревушке, потребовалось три с половиной недели и 20 марокканских рабочих. В это же время появился первый из многих базовых лагерей, который включал в себя большую палатку передвижной кухни, все необходимое для приготовления пищи, а также все транспортные средства нашей группы – от трейлеров актеров до грузовиков. Координатор транспортировок Джерри Гор привез в Марокко целую армаду полноприводных «Лэндроверов», чтобы перевозить всю команду из лагеря, который находился около подъемника, до площадки в Затерянной Долине.

В середине лета температура воздуха в Северной
Африке редко опускается ниже 40 градусов, во время съемок средняя температура была 40-45 градусов.

[ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10395369.jpg ] Примерно
в 30 километрах к северу от Изергане находится Агафэй, плоский, пыльный, безветренный отрезок пустыни, где массовка из примерно пятисот человек изображала персидскую армию на подходе к крепости Аламут. Гарри Хэмфрис специалист по технике безопасности на съёмочной площадке вместе со своим марокканским коллегой Лофти Саалаоуи (офицер полиции, которому было дано задание работать с группой по безопасности) подготовили сотни местных жителей к съемкам в массовке. Хэмфрис, бывший моряк и давний друг и помощник Брукхаймера, является одним из самых опытных специалистов по технике безопасности в области киноиндустрии. «Нам нужно было превратить толпу из 400 человек в действующую армию за очень короткий срок, - говорит Хэмфрис. - К счастью, сержант Лофти прекрасный инструктор по строевой подготовке, поэтому, хотя никто из местных жителей не проходил раньше подобную подготовку, он за три дня сделал из них отличную армию».

В 20 километрах к юго-западу от Марракеша
находится пыльная, бедная деревушка Тамеслохт, в которой есть только пара магазинов, скромные дома, здание жандармерии, приветливые люди и стены старого города, которым более 700 лет. В фильме это место стало крепостью Аламут, плодом воображения художника – постановщика фильма «Принц Персии: Пески Времени» Вольфа Крёгера. Здесь есть и прекрасная площадь с дворцом, похожим на Тадж-Махал, возвышающимся на 15 метров над землей, а также прилегающая к нему красно-белая постройка, украшенная балконами, и центральный фонтан, в котором вода льется из слоновьих хоботов. Улицы изобилуют архитектурными украшениями: магазины на узких улочках декорированы маленькими, звенящими колокольчиками, светло-жёлтый храм украшен гирляндами цветов самой разной раскраски, на арках вырезаны объемные цветочные мотивы, есть также торговые лотки с обувью, сушеными травами и цветами, старинные стены из глины украшены фресками с воображаемыми героями и чудовищами. «Существует не так много настолько больших съёмочных площадок, - говорит сценарист Карло Вернард, - в которых вы действительно можете заблудиться!»

«Вольф Крёгер – настоящий художник, - говорит
Брукхаймер. - У него прекрасный вкус, он внимателен к деталям и не боится думать масштабно и строить так же масштабно».

Ньюэлл соглашается: «Вольф обладает потрясающей
способностью входить в работу. У него прекрасно получаются две вещи: создание масштабной, захватывающей концепции и воплощение этой концепции через мельчайшие детали. У него глаз художника и, так же как и меня, его вдохновляет искусство востока. Помимо этого Вольф провел исследование древней персидской и вообще восточной архитектуры. Мы проводили день за днём, рассматривая фотографии Ирана».

То, что создал Крёгер для «Принца Перси»,
было не просто съемочными площадками, а настоящими произведениями искусства, от которых захватывало дух у всей съёмочной группы. Это был другой мир, соединяющий в себе историю и фантазию с по-настоящему безграничным воображением. Вместе с Крёгером работали арт-директор Джонатан МакКинстри (Марокко), арт-директор Гарри Фриман (Соединенное Королевство), оформитель площадки Элли Грифф, реквизитор Давид Балфур, специалист по оружию Ричард Хупер, руководители строительных работ Джон Маер (Марокко) и Брайан Нейбур (Соединенное Королевство), и целая армия художников и техников.

[ http://files.geometria.ru/pics/thumbnail/10395368.jpg ] Образ доисламской
Персии шестого века, созданный Крёгером и его коллегами, является результатом попытки соединить аутентичную архитектуру и скрупулёзный анализ элементов вместе с полётом фантазии, без которого невозможно представить себе фантастическую и волшебную часть истории фильма. Аламут – выдуманное место, подобное легендарной Шангри-Ла, но с заметными индийскими веяниями. «С точки зрения дизайна, - говорит Джонатан МакКинстри, - съёмочная площадка, её оформление и весь реквизит выглядят как настоящие древние вещи. Но так как мы не снимаем настоящий исторический фильм, мы не стали ограничивать себя каким-то определенным стилем. К тому же, так как мы снимали в Марокко, то можно сразу заметить североафриканские мотивы в дизайне».

Каждый из дизайнерских отделов полностью
полагался на потрясающее умение марокканских ремесленников и строителей. Почти каждая вещь необходимая команде Гриффа, занимавшейся оформлением площадки, или реквизитному отделу Балфура, или оружейной команде Хупера, была сделана в больших мастерских Мараккеша в индустриальной части города. Такие вещи, как украшенный гроб царя Шарамана, который тянули лошади, и огромный паланкин Мугхала были созданы Стюартом Роузом. «Посещение мастерских по созданию декораций и реквизита было для меня одним из самых потрясающих впечатлений, - говорит исполнительный продюсер Чад Оман. «Это были гигантские склады, до потолка наполненные реквизитом и элементами декораций, начиная от ламп и мечей, заканчивая сёдлами и всякими видами изощренного оружия – всё это делалось местными мастерами вручную прямо там же. Я не могу назвать другое такое место в мире, где можно найти такой уровень мастерства ремесленников».

Не важно, где работал Хупер - в своём специально
оснащенном грузовике во время ужасной жары в Марокко или в прохладном и продуваемом цехе в Pinewood Studios, именно к нему обращались за помощью, если речь шла об оружии. «Для этого фильма, - рассказывает Хупер, - всё создавалось с нуля, сначала делались эскизы, которые должны были быть одобрены художественным отделом, продюсером, режиссером и актёрами, а затем уже создавался сам предмет».

«Основные элементы дизайна персидского
оружия были заимствованы из результатов исследования оружия шестого века, кроме того, на наш выбор повлияла видео игра «Принц Персии», - продолжает Хупер - Я старался найти баланс между исторической достоверностью и фантазией, потому что Джерри Брукхаймер и Майк Ньюэлл хотели, чтобы мы нашли эту тонкую грань. Мы исследовали коллекции оружия в музеях Ирана, Турции, Египта, в Британском музее в Лондоне и в Смитсоновском музее Вашингтона. Мы нашли различные книги по доспехам и оружию Персии того времени, отобрали разные стили и элементы, а затем создали свои собственные мечи, кинжалы и щиты».

Хупер и его команда создали примерно 3500
предметов, включая мечи, щиты, копья, топоры, стрелы, луки, колчаны, ножны и оружие Ассасинов. Оружие изготавливалось из железа, дерева и каучука или из того материала, который был необходим для конкретной сцены. Подобно коллегам, Хупер положился на умение марокканских мастеров. «Мы использовали знания и навыки местных ремесленников. Многие ремесла, такие как выделка кожи, работа по железу и с тканями, уже забыты в таких развитых странах как Америка и Англия».

[ http://files2.geometria.ru/pics/original/10395378.jpg ] Из тысяч
предметов, которыми занимался отдел Балфура, ни один не был так важен, как ключевой артефакт фильма – Кинжал Времени. Создание финальной версии кинжала времени было процессом, сочетающим в себе исследование, развитие и эксперимент. «Изначально мы взяли за основу старинный индийский кинжал, - говорит Балфур, - но Джерри Брукхаймер хотел, чтобы кинжал походил на оружие из видеоигры. Проблема была в том, что когда мы сделали рукоятку кинжала из игры объемной, то поняли, что она не может выполнять функции, необходимые в фильме. Нам пришлось немного доработать рукоять, сделать её стеклянной с металлической филигранью и с кнопкой из драгоценного камня сверху, с помощью которой запускается механизм перемещений во времени».

«Я думаю, что кинжал – это наша творческая
удача, - продолжает Балфур, - рукоять выглядит так же элегантно, как и в игре, но мы дополнили лезвие различными гравировками». Балфур создал 20 разных версий Кинжала Времени, все они идентичны, но использовались для разных целей. «У основного кинжала есть настоящее железное лезвие,- объясняет Балфур, - Он сделан из меди и позолочен. У него довольно приличный вес и он хорошо смотрится в кадре». Множество раз приходилось чинить этот кинжал, потому что в фильме есть много боевых сцен. «Его бросают, выбивают из рук Дастана, кидают в грязь. С этим кинжалом что только ни вытворяли, поэтому его не раз приходилось приводить в порядок. У нас было несколько дубликатов: из твердого материала и из мягкого материала. Был даже один, который светился в темноте».

Высочайший уровень работы художников-оформителей
произвел большое впечатление на актёров. «В первую неделю после приезда в Марокко мы посетили несколько уже построенных площадок, - вспоминает Джемма Артертон. «Именно тогда я подумала: «Вот это да! Это невероятно. Площадки были похожи на настоящие города. Никогда я не видела ничего подобного. Тебе не нужно ничего представлять, всё прямо перед тобой. В современном кино такое встретишь не часто: настоящая роскошь. Эти ребята создали целый новый мир. Просто феноменально».
Поддержать автора
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев