У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
from
Geometria

Solomon Burke: Музыка должна быть частью жизни

03.09.2010
Соломон Бёрк (Solomon Burke) – из тех артистов,
про которых можно сказать, что в роке они больше, чем он существует. Попробуйте поспорить – впервые Бёрк вышел на сцену в середине 50х, но еще будучи ребенком, он исполнял церковные песнопения с такой невероятной силой, что посмотреть на голосистого негритенка собирались жители окрестных улиц. Тогда уже было понятно, что Бёрку уготована неординарная судьба – его целеустремленность, упорность и вместе с тем, одержимость и зависимость исключительно от небесного огня, от вдохновения, складывались в песни, жившие в каждом американском доме: Cry To Me, Everybody Needs Somebody To Love, Down In The Valley. При этом, несмотря на потрясающую мощь голоса Соломона, наибольшую известность его песни приобретали уже в чужом исполнении, но и здесь ему есть чем похвастаться – его хитам вторили Rolling Stones, Сэм Кук (Sam Cook), Отис Реддинг (Otis Redding) и другие.

Король рок-н-соула и ныне крепко восседает
на троне – избыточный вес мешает Бёрку прокатиться, как некогда, огненным шаром по сцене, но ничто уже не может помешать петь семидесятилетнему Соломону песни, исполненные надежды и веры. Мы поговорили с одним из последних хранителей света и истинной душевности (того самого «соула», за заслуги перед которым, Бёрка включили в Зал славы рок-н-ролла) о воспитании детей, прогрессе в музыке, Томе Уэйтсе и настоящей дружбе.

[ http://files.geometria.ru/pics/original/11365523.jpg ]

G: Ваш новый альбом "Nothing is Impossible" был записан
при помощи великого соул-продюсера Вилли Митчелла (Willie Mitchell) и стал его последней работой. Вы дружили с ним с незапамятных времен, но до совместной работы прежде дело не доходило, так почему же вы решили сделать что-то вместе только сейчас?

Соломон Бёрк: Мы дружили на протяжении
37 лет, беспрестанно звонили друг другу и бесконечно скучали, когда не могли встретиться. Порой мы созванивались для того, чтобы сравнить наши маршруты — скажем, он в Чикаго, а я в Калифорнии, и вот мы искали, где бы встретиться. Порой я ехал тысячу миль, чтобы увидеть его! К тому же, я был подписан на один лейбл, он был президентом другого — представляете, сколько дел и как мало времени для встреч? И вот, в прошлом году я приехал к нему в гости в Мемфис, в его чудесную студию и, без лишних слов, мы почувствовали себя как разлученные братья. Мы несколько часов кряду вспоминали наших знакомых: Отиса Реддинга, Руфуса Томаса (Rufus Thomas) — всех старых приятелей, которых давно уже нет с нами. Я, конечно, подумал, что было бы большой честью записать что-то с ним, но он предупредил мои мысли, сказав: «Ты просто не можешь выйти из моей студии без готового альбома!». Я был не готов к этому, я думал, мы в лучшем случаем сделаем всего пару песен! В итоге, мы записали три песни за один день, а когда я ненадолго уехал к семье в Калифорнию, он поймал звонком меня в дороге и сказал: «Возвращайся, я сочинил новую песню – Nothing is Impossible!» Когда он спел ее мне по телефону, я подумал: «Господи, как же это прекрасно!». Я развернулся и рванул обратно в Мемфис. Мы закончили пластинку за несколько дней, я не припомню такой спешки в своей карьере — но это был уникальный момент и мы хотели ухватить его пока не стало поздно. Это были дни полные любви, и я очень много научился у Вилли — он был непревзойденным мастером соула, потрясающим автором и великим отцом. Без него мне очень одиноко.

G: Вы вообще стараетесь не засиживаться
в студии или же любите кропотливую работу?

Бёрк: Я люблю спонтанные вещи и пишу песни
только тогда, когда чувствую, что они идут из глубины моей души. Я не могу ходить в студию, как в офис и тянуть там лямку, нет, это совершенно не мое — мне нужно озарение, огонь! С песнями нельзя медлить — если тебе нравится твоя идея, если она тебя вдохновляет, то поделись своими чувствами с миром! Иначе, ты быстро перегоришь и выйдешь из того состояния, когда ты по-настоящему можешь вложить душу в нее. Это и есть принцип моей записи и принцип Вилли Митчелла — ты не можешь перестараться и не должен халтурить. Пусть все идет не от головы, а от души! Не пытайся выдать себя за кого-то другого, будь собой, открывай себя — это путь к великим свершениям!

G: Кто был вашим учителем в детстве?

Бёрк: Нэт Кинг Коул, Рэй Чарльз (Nat King Cole,
Ray Charles) — вот мои учителя! Я любил кантри: Анита Керр, Хэнк Вильямс (Anita Kerr, Hank Williams). Они произвели на меня невероятное впечатление, хотя радио я слушал только по воскресеньям, но зато три часа подряд — три часа и ничего кроме музыки! Это давало огромный заряд энергии на всю неделю. Я родился в очень верующей семье, в нашем доме на нижнем этаже была церковь и я практически не покидал ее стен. Поэтому все мои жизненные установки и происходили из этого простого факта, что я с самого рождения был воспитан в вере. Я рос чадом Божьим и я вырос им — до сих пор я чувствую себя Его ребенком, и всех людей своими братьями и сестрами перед Отцом.

[ http://files.geometria.ru/pics/original/11365524.jpg ]

G: Насколько я знаю, вы с детства не подвержены
вредным привычкам: курению, пристрастию к алкоголю или наркотикам. Неужели за столько лет в шоу-бизнесе у вас не было ни малейших соблазнов, искушения отступить от христианских заповедей?

Бёрк: За все эти годы я не знал никаких искушений,
кроме того, как любить и быть любимым, но разве это преступление? Господь благословил меня — у меня двадцать один ребенок, девяносто внуков и девятнадцать правнуков! Пойми, с такой семьей, у меня просто нет времени на то, чтобы пить, курить и прожигать свою жизнь попусту! Мне нужно много работать! Может быть, когда-нибудь, мой труд приведет меня и в вашу страну, чего бы мне очень хотелось — спеть перед вами, поделиться частицей себя и своей родины! Все, что мы делаем должно быть преисполнено души — ваши рецензии, картины художника, стряпня повара, мои песни — иначе все это теряет смысл!

G: Вы не находите, что в современной музыки
души не так уж и много?

Бёрк: Звук соула изменился радикально —
он стал намного ближе к канонам рок и поп-музыки, но что касается самого чувства, то оно осталось тем же! Бывает соул без души, а бывает рок-музыка, в которой души хватит на целый квартал, заселенный певцами!

G: Семь или восемь лет назад у вас вышел
альбом, записанный при содействии Тома Уэйтса, что вы можете рассказать про это сотрудничество?

Бёрк: О, это было замечательно! Он просто
волшебник! Я счастлив, что у меня есть такой альбом и такие песни. Было бы прекрасно, если бы я смог приехать в Россию и спеть эти песни.

G: Насколько я могу судить, ваши песни шестидесятых
и семидесятых, выражали дух Америки тех лет. Кто, по-вашему, выражает его сейчас?

Бёрк: Джош Омми, Кристина Агилера, Ашер
(Josh Homme, Christina Aguilera, Usher), сейчас очень много феноменальных исполнителей из самых разных стран — куда не повернись, всюду слышишь хорошую музыку! Я думаю, что влияние соула не ослабилось с годами, напротив, он как вирус внедрился в поп и рок-музыку и теперь его можно услышать повсюду! Я бы очень хотел посмотреть, какой оттенок соул приобрел в России.

G: Сложно встретить столь же эрудированного
в современной музыке человека в вашем возрасте! Вам, должно быть, легко говорить о новых тенденциях со своими детьми?

Бёрк: О, моих детей я воспитал так, что они
слушают все жанры — от классики до хип-хопа! Что касается поп-музыки — я всегда был открыт новому, я помню, какое впечатление на меня произвела Мадонна (Madonna), феноменальный артист, каждый раз выдумывающий себя заново. Сейчас ее путем идет Леди Гага (Lady Gaga) и, я должен отметить, что у нее неплохо получается! Хотя все мы еще до сих пор под впечатлением той огромной утраты, которая постигла нас год назад — когда ушел из жизни Майкл Джексон! Явления такого масштаба пока не предвидится, его таланта и громких идей будет очень не хватать поп-музыке. Вполне возможно, что и у него появятся свои преемники, те, кто будут нести его революционный дух и совершать новые перевороты, не знаю. «Майкл Джексон» - это не продукт шоу-бизнеса, как считают, некоторые — это состояние ума и сердца! И это состояние может передаваться от поколения к поколению и тогда музыка великих людей будет жить вечно!Человечество создало множество орудий убийства и уничтожения, но вместе с тем оно породило и музыку, которая может исцелять душевные раны и внушать веру в завтрашний день! Музыка должна жить с человеком, работать с ним, быть частью его жизни — дома, в машине, в айподе, где угодно, но главное, чтобы она играла в сердце! Не надо слушать новости, не надо внимать к политикам, надо внимательнее слушать музыку и может быть тогда, мы окажемся в мире без насилия, без оружия и войн. Мы же все ходим под Богом, зачем же нам стрелять друг в друга и отнимать земли?

G: То есть, вы хотите сказать, что музыкальное
развитие на самом деле движется по спирали или все же в нем есть какой-то прогресс?

Бёрк: Я думаю, что музыка является отражением
нашей эпохи и раз уж меняются времена, то меняется и музыка. Сами времена же могут напоминать или обыгрывать то, что уже происходило в истории, верно? То же самое и с музыкой. Время может жить в твоем уме, в твоем сердце, я верю, что нет ничего невозможного, я верю, что я сам могу жить так, да, так и нужно и я счастлив быть собой и я не был бы собой без своего прошлого, без прошлого своей страны и тех великих людей, что жили в ней! Все это возможно потому что я счастлив, мои дети счастливы, их дети счастливы, я могу петь о счастье и не думать о чем-то плохом, быть искренним со своим слушателем, передавать ему частичку того огромного счастья, которым наделил меня Господь.

[ http://files.geometria.ru/pics/original/11365525.jpg ]

G: Сейчас так много нового появляется с
каждым днем, многие пожилые люди целиком уходят в свое прошлое и совсем не интересуются сегодняшим моментом, как же у вас удается находиться на острие прогресса?

Бёрк: Это мое призвание, вести за собой
людей. Я будто проводник с фонарем в темном тоннеле, надо просто идти за светом, чтобы выйти к настоящему солнцу. Кто-то должен держать этот фонарь и идти вперед. Очень важно, что мы, певцы старой школы, продолжаем заниматься этим: выступать, ездить с гастролями, сочинять новые песни — и все, что я хочу, чтобы это кому-то пригодилось.

G: А вы уже подготовили себе музыкального
наследника?

Бёрк: Сейчас я работаю над новым госпел-альбомом
– я отобрал двадцать одну любимую госпел-песню и это будет просто потрясающая пластинка! Также я занят записью пластинки вместе с одной голландской группой, чье название я пока не хочу разглашать. У меня есть крестные дети в Испании, которые закончили альбом под названием The Salomonies — очень крутая соул-запись с сильным испанским акцентом. Я не могу спрятать того, что делаю сейчас — это же новая эпоха, эпоха открытости, эпоха интернета и доступности информации! Я могу проснуться дома и не выходя из спальни поговорить с целым миром за считанные минуты! МИНУТЫ! И я просто скажу: «Эй, есть там кто-нибудь?» И мне ответят — «Да, Соломон, мы здесь»! Это замечательно!

G: Взирая с высоты своих лет и огромного
опыта, какой бы вы совет дали всем молодым людям планеты?

Бёрк: Никогда не забывайте про свои мечты,
но и не уходите в себя. Не переставайте верить и достигайте целей, которые кажутся абсолютно невозможными. Всегда карабкайтесь на вершину и никогда не оглядывайтесь назад.
Поддержать автора
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев