У вас включен блокировщик рекламы, сайт может работать некорректно.
GEO.PRO
Geometria Lab
Загрузить
Geometria

SWMC 2012 — Агенты перемен. Как стать своим на мировом рынке

11.04.2012
Каждый ди-джей и музыкант в определённый
момент своей карьеры задумывается о привлечении профессионала, который взял бы на себя весь объём работы, связанный с гастролями.

Причём не только согласование расписания,
получение предоплаты и покупку билетов туда-обратно, но и системные задачи: поиск новых площадок и подходящих событий от небольших клубов до фестивалей, переговоры с заинтересованными промоутерами, ведение адекватной ценовой политики, контроль за соблюдением технических и бытовых условий и т.д. и т.п.

На Зимней Музыкальной Конференции 2012 отдельная
панель была посвящена особенностям работы иностранных букинг-агентств и первоочередным аспектам вхождения в них отечественных артистов.

SWMC 2012 — Агенты перемен. Как стать своим
на мировом рынке

Докладчики:

Джо Сигмунд, букинг-агентство Bullitt Agency,
США
Джеймс Баллок, букинг-агентство Elite Music
Management, Великобритания

Модератор панели — Джонти Скраффф.
Данный материал не является полной стенограммой
выступлений и дискуссии.
[ http://files.geometria.ru/pics/original/20718158.jpg ]

Джонти Скраффф: Уважаемые слушатели, разрешите
представить Вам ключевых сотрудников двух букинг-агентств с разных континентов, перед Вами Джо Сигмунд и Джеймс Баллок. Они расскажут о профессиональной деятельности своих агентств, о взаимодействии с артистами и клубами. Надеюсь, Вы зафиксируете для себя много полезного.

Джеймс, начни, пожалуйста, рассказ о своей
компании.

Джеймс Баллок: Наше агентство заключает
только эксклюзивные соглашения со всеми артистами, мы не занимаемся перепродажами или «пристраиванием» вторых дат. Это позволяет сконцентрироваться на максимально эффективной работе с каждым, кто включён в наш ростер; выгода получается взаимная — артист мотивирован на постоянное повышение уровня мастерства и самоотдачу на каждом выступлении, т.к. на эксклюзивном контракте уже нельзя сказать «вы мне не подходите — пусть меня продают другие», и без конца менять агентов. Мы, в свою очередь, понимаем всю ответственность, чтобы артист гастролировал и профессионально рос, ведь кроме нас ему никто не сделает даты.

Показателен пример, как в итоге мы подписали
контракт с Максом Купером, расскажу подробнее. Макс — обладатель учёной степени по генетике, увлечённый исследователь и первоклассный музыкант, создающий и играющий тяжёлое, но мелодичное техно.

Он несколько раз сам связывался со мной,
а также связывался его менеджер. Я понимал, что он на верном пути, но ещё недостаточно силён, чтобы в полной мере влиться в международный букинг и соответствовать возможным запросам наших клиентов по всему миру.

Я говорил им: «Будьте на связи, сообщайте
о своих успехах, но пока я не готов заниматься Максом». Через определённое время я удостоверился, что Купер стабильно вышел на уровень 4-5-6 гастролей в месяц, но даже эта хорошая цифра не избавила меня от части сомнений.

Тем не менее, ни Макс, ни его агент не отказывались
от идеи влиться в ростер Elite Music Management, а я видел, как увеличивается его присутствие в различных журналах, как усиливаются его позиции, прежде всего, на Resident Advisor и других порталах, посвящённых электронной танцевальной музыке.

В какой-то момент я понял, что уже, в общем-то,
нет никаких причин им отказывать и оглядываться на возможные риски — и я был благодарен Максу, что он «дождался» моего одобрительного решения и не сорвался в какое-нибудь другое агентство.

Сейчас никто не может позволить себе былую
роскошь в виде планирования «стабильной карьеры» — сцена меняется очень стремительно, в каждом движении важна не только уверенность, но и быстрота реагирования. Я поясню.

Звукозаписывающая компания, рекорд-лейбл
— они знают, как доставить музыку на рынок, чтобы её услышали и купили. И все в курсе, как в последние годы сильно поменялись расклады в продажах физических и цифровых носителей, как изменилось сознание слушателей, само отношение к файлам, потоковым данным, ценности любого развлекательного материала.

Букинг-агентство знает, как организовать
продажи выступлений артиста, как увеличить гонорар, как «продвинуть» артиста на более крупные площадки, как соблюсти баланс между заработками и репутацией, чтобы не было крайних ситуаций вроде «он согласен играть хоть каждую ночь и где угодно, лишь бы платили» или «ему только полные стадионы подавай». Разумеется, и оставить человеку личное и творческое пространство, чтобы сохранялся внутренний, моральный комфорт при расписании любой степени загруженности.

Помимо букинг-агентства, свои функции выполняют
и менеджер артиста, и лейбл менеджер компании, где он издаёт свои треки. Между этими специалистами не должно быть «заходов» на «чужую территорию», а наоборот, понимание, как работает вся схема в комплексе, в цепочке. Тогда результат существенно превышает ожидания.

На мой взгляд, совмещать менеджмент, лейбл
менеджмент и букинг в одном человеке — это неудачный вариант. Любой, даже самый талантливый и работоспособный профи, не «потянет» три направления и столкнётся с нехваткой сил и времени на всё сразу.

Чтобы не работать на пределе возможностей
и не «перегореть» ни нам, ни нашим подопечным, в Elite Music Management всего два десятка артистов. Наш ростер невелик, но, повторюсь, гарантирует индивидуальный подход к каждому. Если мы берёмся — значит, мы действительно берёмся представлять чьи-то интересы.

Например, у нас есть ди-джей, который в двадцатилетнем
возрасте успевал получать высшее образование, при этом все выходные проводя в гастрольных перелётах — и мы так сформировали его график, чтобы клубы и возможная эйфория от востребованности не помешали ему получить диплом.
[ http://files.geometria.ru/pics/original/20718173.jpg ]

Джонти Скраффф: Как сейчас обстоят дела
у ди-джеев, скажем так, «среднего класса»? Я имею в виду не представителей «высшей лиги», а «второй эшелон».

Джо Сигмунд: Для «середнячков» сейчас непростые
времена, они часто страдают от недостаточной востребованности. Крупные игроки, организаторы громадных клубных событий, фестивалей и рейвов, сегодня делают ставку только на суперзвёзд — имя, которое у всех на слуху, гарантирует возврат средств, вложенных в мероприятие.

Понятно, что нельзя укомплектовать лайн-ап
«от и до» одними суперзвёздами и понадобится кто-то ещё, масштабом поменьше, но ставки всё равно будут сделаны на хедлайнеров.

Честно скажу, подобные перемены отрицательно
сказываются на творческой активности многих «середнячков». Казалось бы, музыкант и ди-джей, ставший менее востребованным, может сконцентрироваться на студийной работе — записать несколько сильных вещей подряд, издать ЕР или альбом, разжечь интерес к себе как к продюсеру — и привлечь новую волну гастрольных запросов.

Вместо этого, «средний класс» предпочитает
раз за разом постепенно снижать гонорар, чтобы гастрольное расписание не выглядело пустым, и их пригласил уже хоть кто-нибудь.

В нашем агентстве прекрасно понимают, что
профессия ди-джея и музыканта не подразумевает расписания «каждый день на завод на смену, к станку». Бывают периоды затишья и наоборот, бешеного спроса. Наша задача — регулировать эти тенденции, чтобы артист и гастролировал, и имел возможность спокойно уединиться в студии, и не тревожился о куске хлеба на ближайшие месяцы, если вдруг что-то непредвиденное на горизонте и ему потребуется тайм-аут.

Своими агентскими схемами, ценовой политикой
и условиями взаимодействия с клиентами мы поддерживаем артистов в отличной форме и помогаем им расти, мы гарантируем, что Вы получите ди-джея на свою вечеринку в отличной форме и в отличном настроении, чтобы он отыграл в полную силу.

Не менее важен в этом смысле и личный аспект
работы букинг-агента. Я имею в виду, что подписываю контракты только с теми артистами, кого сам с удовольствием слушаю, чьим творчеством проникаюсь. Люди, приходящие на вечеринки и покупающие музыку, не глупцы и не глухие, они прекрасно распознают фальшь и чувствуют, искренне сейчас человек на сцене старается для них, или нет.

В нашем агентстве исключены случаи, когда
артист работает «через силу» или «только ради денег», в этом — важная составляющая нашего успеха.

Например, Dave Clarke лишь изредка смотрит на
людей, он предельно сконцентрирован на оборудовании, но что с того, раз он не размахивает руками и предпочитает не «светить» во все стороны широкой улыбкой? Кларк, практически полностью погружённый в себя, качает любую площадку так, что ни один человек за весь его сет не уходит с танцпола.

Джеймс Баллок: Да, да! Те же самые чувства
я испытываю, когда вижу за пультом Деррика Картера. Меня каждый раз терзает одна и та же мысль: «Зачем мне вообще раздумывать о контрактах с какими-то новыми артистами, если есть Деррик?».

В Берлине, к примеру, меня однажды впечатлил
принцип организации пространства на вечеринке, когда ди-джей был скрыт от глаз публики, это было анонсировано как «Люди! Слушайте музыку, а не глазейте!». Это отлично работало, тем не менее, нельзя исключать важный элемент узнавания — гости часто платят только за то, чтобы живьём, воочию лицезреть своего любимца, а не только услышать его.
[ http://files.geometria.ru/pics/original/20718227.jpg ]

Джонти Скраффф: Вопрос в этой связи, насколько
сегодня важен фактор узнаваемости артиста?

Джо Сигмунд: Очень важен, без неё — никуда.
Другое дело, что без соответствующего музыкального, смыслового наполнения эта узнаваемость вряд ли имеет смысл и поможет что-то донести до аудитории.

Думаю, в современной клубной истории есть
только один пример, когда один узнаваемый проект разделился на два и не только не растерял своего «репутационного багажа», но и даже нарастил его, я говорю о распаде дуэта Deep Dish и о продолживших самостоятельные карьеры Шараме и Dubfire.

Джеймс Баллок: Да, кто бы что не говорил,
пусть даже на уровне «Шарам ушёл в попсу, а Dubfire — в техно», они изменили восприятие себя как самостоятельных артистов и стали делать каждый то, что считали нужным. При этом я не могу сказать, что кто-то один заметно вырвался вперёд — они оба очень опытные, состоявшиеся продюсеры.

Джонти Скраффф: Когда мы говорим об узнаваемости
артиста, и эта узнаваемость идёт, я предполагаю, в том числе на пользу букингу, какие условия вы предлагаете на эксклюзиве?

Джеймс Баллок: Чтобы не погружать уважаемую
аудиторию в глубины расчётов, обозначу две стандартные цифры, с которыми большинству привычно работать; стандартные комиссионные агента составляют 20% от гонорара, при работе на эксклюзиве — 15%.

Ситуации бывают разными, в основном, строго
не регламентированными, особенно когда обсуждаются посреднические услуги и «перепродажи». Например, какой вариант предпочтёте Вы — заработать 50% от гонорара в 30 000 евро, или 15% от 100 000 евро? (Улыбается).

Джонти Скраффф: Что вас беспокоит в рамках
вашей профессиональной деятельности сейчас?

Джеймс Баллок: Пожалуй, мой возраст! (Улыбается).
Становясь старше, я тревожусь, что потеряю связь с поколениями молодёжи и перестану в полной мере понимать их интересы и пристрастия.

Джо Сигмунд: Да, а я, пожалуй, соглашусь!
(Смеётся).

Джонти Скраффф: И заключительный вопрос
на сегодня. С чем у вас ассоциируется современная Россия, её ночная жизнь?

Джо Сигмунд: «Арма», «Солянка» и «Казантип»
— вот три самые популярные реалии, связанные с клубной жизнью России для представителя западного мира.

Джеймс Баллок: Солянка, Арма, да, безусловно.
Насчёт Казантипа не уверен, он же не совсем российский, но ассоциируется с Россией, так? (Улыбается).

Джонти Скраффф: Уважаемые коллеги, на этом
мы завершаем данную панель, и я передаю слово следующему модератору, до завершения дневной части Зимней Музыкальной Конференции остаётся всего несколько часов, а ещё запланированы важные темы на русском языке.

Спасибо Вам за участие, Вы можете задать
вопросы Джо и Джеймсу в индивидуальном порядке.
[ http://files.geometria.ru/pics/original/20718284.jpg ]
Поддержать автора
Оценить
новость
dislike like
0 комментариев